Позвать дракона по имени

Эта статья совсем не для тех, кто считает, что у них кризиса нет и не было, чтоб они были здоровы!
И вообще – всё это выдумки алчных психологов.
За этих людей мы радуемся, держим кулачки и пальцы крестиком.
Это статья для других, у которых к середине жизни головокружение от успехов плавно перешло в тошноту от бытовой круговерти, а также для тех, у кого мозоль от мелких неурядиц превратилась в мощный бицепс ниспровергателя проблем.
А середина — это тот возраст который в наши дни приходится примерно на 37-45 лет.

Позвать дракона по имени
I. «В жизни каждого приличного человека иногда наступает одно не очень прекрасное утро, когда в теле, в целом, и голове, в частности, вдруг появляется ощущение, что лёгкий и воздушный дельтаплан подросткового задора вдруг начинает стремительно терять высоту.
И самое пугающее в этом — понимание, что высоту он теряет уже давно, а заметила я это только сейчас.
И вот, казалось бы, где-то рядом тот поток тёплого воздуха, на который я так уверенно опиралась крылом еще пару лет назад.
Но нет, сейчас то ли поток иссяк, то ли я потяжелела.
Да и правда, потяжелела – смотрю в зеркало фотографий 10-летней давности и бурчу про себя что-то о подольше поспать и съездить в отпуск к тёплому морю».

Интересно, что понятие среднего возраста одними воспринимается с изрядной ароматом снисходительности, а другими – с горьким привкусом забвения.
Для одних впереди ещё столько времени, тебя ждёт расцвет семейной жизни или карьеры, раскрытие творческих способностей, а для других становится болотом повседневности и серым горизонтом ушедшего солнца.

Впрочем, станет ли кризис середины жизни переходом к новому продуктивному этапу моего развития или духовным и социальным тупиком, зависит только от понимания себя, возможности себя слышать.
«Дыхание возраста – это туман страхов и тревог, который закрывает от меня небо.
Назвать этого дракона по имени – значит подчинить его своей воле».

«У всех кризис! Это нормально. Вот тебе ещё литр кофе».

Для некоторых это, может быть, и нормально, а для других может оказаться ужасным и непереносимым переживанием.

Да, многие психологи считают возрастные кризисы нормой, таким необходимым элементом нашего существования в обществе.
Сухие теории говорят о личностном развитии и необходимости разрешения внутренних противоречий. А прохождение этого этапа сводится к изменению ценностных приоритетов и смыслового содержания отдельных ценностей человека. Но это всё в теории, а на практике…

II. «Слушай, ну мне кажется, что у меня всё уже на лбу написано! Я нормальная женщина, я не требую ничего мне покупать, у меня всё есть – машина, квартира, работа.
Раньше я думала, что мужиков пугает то, что надо заботиться о моих материальных запросах, а сейчас я вообще ничего понимаю – какого рожна им не хватает?»

Приходится признать, что внезапная грусть-тоска, которая сваливается на нас примерно после 37-40 лет, у женщин выражена не так очевидно для окружающих.
Это глубоко личное переживание отражается в сложных внутренних ощущениях. А внешне… а что внешне?
По-прежнему весёлая, по-прежнему готовая к лёгким безумствам.
Только теперь с небольшим затаённым оттенком боли или недоверия в уголках глаз.

III. Ну ладно, кризис кризисом, а как-то надо его разруливать и решать свои переживания – не вариться же в них! Путём проб и ошибок, а также уникальной женской способности находить себе приключения на одно место, они – то есть женщины, — находят некоторое успокоение в одном из способов обращения с окружающим миром. Насколько этот способ помогает вкусно жить или диетически существовать – об этом мы расскажем дальше. А пока, давайте посмотрим, что есть в меню:

-«Слушай, у меня всё просто отлично – я рулю своим департаментом/ семьёй/ ребёнком, постоянно в командировках/ в домашних делах/ с подругами, выгляжу моложе своих лет/ хорошо/ мужики цепляются. Ну да, с детьми/ с работой/ с мужем не получилось». Пауза, взгляд дёргается в сторону и тут же возвращается обратно. «Ну, может, всё было бы по-другому, если бы был ребёнок/ дело по душе/ возможность всё обсудить и исправить. А с другой стороны, я не представляю, как бы у меня всё получилось, если бы с детьми/ с работой/ с этим козлом. В общем, я считаю, что моя жизнь удалась. Шестизначный оклад/ пять детей/ личная свобода и путешествия – любая мне позавидует!».

Уверенность в том, что уж в моей-то области у меня всё хорошо и другие только завидуют – это то, как часто проявляется гиперкомпенсация. Обладательницы такого способа защиты от тревог склонны высоко оценивать себя с точки зрения внешних социально-нормативных критериев (моральность, успешность, воля, целеустремленность и т.д.).
Внимательный собеседник может заметить выраженную склонность к отрицанию собственных переживаний в сложных ситуациях и перенесение ответственности на окружающих.
И тогда такая позиция говорит о внутренней дезориентации.
И в сложном жизненном периоде (а кризис – это именно такой период и есть) такое поведение носит защитный характер – как реакция на внутренний «разлад».

-«У меня уже ни на что не осталось сил.
Нет сил ходить на эту дурацкую работу, нет сил заниматься домашними делами, нет сил встречаться с подругами, да и смысла в этом не вижу.
Всё какое-то серое и тоскливое.»

Я знаю таких женщин.
Опустив руки, повесив голову, они превратились в тень самой себя.
Совершенно непонятно в какой момент это произошло, но начало-то происходить еще много лет назад.
Незаметно, списывая на мимолетную усталость и хандру: «Высплюсь и всё пройдёт!».
А потом этот головастик ежедневной усталости вырос в противную жабу ежедневной депрессии.
Да, кризис, да, внутренние личностные изменения.
Но к этому не просто добавляется, а покоится тяжеленным камнем высокий уровень собственной ответственности и вины за происходящее с самой женщиной и вокруг неё.

Феноменологический опросник оказался удобным методом исследования кризиса середины жизни у женщин.
Что самое главное в жизни человека? Его чувства и переживания.
Что может быть субъективнее?
Да ничего.

Весь объём реакций на сложный период «середина жизни» удалось обобщить и свести к четырём основным схемам:

Схема 1. Компенсация в деятельности.

Женщина, выбирающая такую стратегию, прибегает к компенсации недостатка в одной сфере жизни собственной активностью в другой. Конечно, такая компенсация может быть как положительной, так и отрицательной.
И, по сути, такое поведение имеет много общего с нормальными психологическими защитами – цели и механизмы у них очень схожи и реализуются «по пути наименьшего сопротивления».
Такая особа начинает энергично прилагать остающиеся силы и энергию в той области, которая для неё лежит ближе всего, которая может максимально быстро принести удовлетворение, избавить или снизить сомнения или, не дай бог, тревоги.
И неясное ощущение, что «я чего-то упустила, как-то у меня не очень получилось в жизни» бессознательно проявляется в любом ближайшем способе эмоциональной и физической разрядки.
И вот мы встречаем 40-летнюю зрелую женщину на «красных» горнолыжных склонах, в стрелковых клубах, барах и дискотеках с алкоголем или чем посильнее…

Схема 2. Социальная активность.

«Конечно, друзей становится меньше, да и времени уже нет на общение.
Мне спокойнее дома посидеть, телевизор посмотреть.
А ещё меня два кота и я не могу их оставить».

Да, многие мои знакомые испытывают одиночество, говорят о том, что общения не хватает.
Что происходит с объемом общения и социальными контактами?
В основном, они снижаются. Контакты плавно перетекают в социальные сети.
Даже появилась примета – «зафрендила, значит, больше не встретимся».
Впрочем, есть и те, кто увеличивает и расширяет круг общения, бросаясь, как в омут с головой, в новые знакомства и увлечения. Это может быть таким «одиночеством в толпе», но может и наполнять жизнь яркими красками и эмоциями, а что может быть важнее для женщины?

Схема 3. Волевая саморегуляция.

«Чем больше я улыбаюсь, тем лучше себя чувствую».
Тонус мимических мышц, отвечающих за улыбку, подстёгивает физиологию, и вот уже гормональный фон подтягивается к фасаду хорошего настроения.

«Самое сложное для меня было перестроить свой распорядок дня.
Теперь мы с дочкой встаём утром вместе, вместе завтракаем и выходим на пробежку».

Ирине 42, и она по-прежнему смущается, что никто ей не даёт больше 35: «Возрастные изменения я спрятать не могу, но я стараюсь больше внимания обращать на позитивные мелочи в моей жизни, в окружающем мире.
Я открыта для всего, что происходит вокруг и стараюсь всегда находить положительные или полезные стороны, что бы ни случилось».

Волевое усилие, воля – вот ведущий элемент в такой схеме реагирования на собственные переживания.
Я часто вспоминаю выражение, услышанное мною лет двадцать назад: «функция тренирует орган».
А без нагрузки и мышцы атрофируются, и интеллект снижается, и воля слабеет, заполняя всё свободное время усталостью от бессмысленного течения ежедневной рутины.
И тогда наступает…
Схема 4. Пассивность, бездеятельность.

Эмоциональный и деятельностный регресс — болото апатии.
Какое-то время психика продолжает сопротивляться.
Уж так мы устроены, что всё происходящее необходимо объяснить, иначе с этим ничего невозможно поделать, а с тем, что мы не можем объяснить, приходит большая тревога и страх неизвестности.
Вчерашняя бодрая и молодая подтянутая красотка, счастливо отринув схемы 1, 2 и 3, использует самые простые психические защиты, позволяющие:

перенести проблемы во внешнюю сферу (проекция, проективная идентификация),

не обращать на нее внимания (вытеснение, отрицание),

отстраниться от переживаний (диссоциация, защитное фантазирование или изоляция).

Впрочем, врачи и психологи очень хорошо относятся к этому выбору, ведь именно он приносит им значительную часть пациентов и клиентов.
Неврозы и психосоматические расстройства – близкий спутник пассивности и отказа от активной деятельности.
Женщина не только становится раздражительной, испытывает злость и агрессию, но и даже усиливает кризис, например, при появлении чувства вины за свои действия.

V. Пять. Эта римская галочка должна бы символизировать победу здравого смысла над бессознательными заблуждениями.
Давай, ведь это просто – выбери эффективную схему и следуй ей на пути к собственному, если не счастью, то душевному спокойствию! Но мы-то знаем, друзья, что психика человека хитра и изобретательна в стремлении избегать настоящих напрягов. Например, того, что поставит всю предыдущую жизнь под угрозу потери смысла.
«Это что, получается, я всё время делала это неправильно?» — один из самых страшных вопросов, который может возникнуть у женщины. И избежать такого сомнения надо почти любой ценой.

Я говорю про обманчивость позитивных стратегий.
И вот в чём могут быть (а могут, конечно, и не быть, но всё же) ловушки:

-при увеличении объема общения женщина получает возможность поддержки, а с другой стороны испытывает реально сильную и неосознаваемую тревогу быть вдруг отвергнутой.
«Мы не подростки, каждому мил не будешь.
А если он/она окажутся чёрствыми или скучными, а в целом, не моими? Зачем мне опять испытывать боль от того, что я не нужна?»

-неумение или неспособность слышать свои настоящие желания приводит к подмене смыслов целями.
Фантазии о том, что идеальное тело или дорогая машина обязательно приведут к значительным изменениям в жизни, сталкиваются с одиночеством и побелевшими пальцами на дорогой коже руля с подогревом.

-известный путь к спасению души: переживая собственное одиночество и пустоту, женщины обращаются к традиционной религии или «я занимаюсь высшими духовными практиками».
Но в отсутствие своей внутренней точки опоры, поиск и использование внешней – это лишь завуалированный отказ от поисков своего собственного источника силы.

Мы испытываем необъяснимую тревогу и волнение, которые, вот, вроде, ни о чём, а сразу и обо всём – об осмысленности, о понимании.
Но зная имя дракона, его можно отогнать, можно использовать себе на благо, можно позвать и оставить в своей жизни.
В общем, управлять им. Хорошо, когда есть возможность выбирать и понимать свой выбор.

Автор: Антон Картамышев