Как важно не надрываться.

В последнее время я много думаю, как важно не надрываться.
Не брать на себя слишком много ответственности, не лезть в проекты, которые выматывают и выворачивают тебя наизнанку.
Не пытаться обманывать самого себя в какой-то нужде, которая на поверку оказывается чем-то, что не столь важно сейчас.

Да, было важно или недополучено когда-то в каком-то периоде или эпизоде жизни, а сейчас словно призрак отца Гамлета продолжает тянуть из человека жилы, выворачивать кости, заставлять его подписываться под чем-то, что прилично укорачивает его жизнь, уж я не говорю о том, что эти «ложные важные потребности» делают с качеством этой жизни.

Как же важно грамотно определить свой размер, свою емкость, собственный ресурс.

Как же важно научиться верить своим чувствам.

Это я и себе сейчас говорю. Ведь иногда предательски затеваю сама с собой разговор, убеждая себя в важности чего-то.
А душа противиться, чувствует как туго я пытаюсь завязать повязку на ее глазах, как пытаюсь соблазнить ее на что-то ей не созвучное, не родное.

За каждый такой обман собственной души всегда приходиться платить по счетам.
Как минимум тем, что в жизни мы поворачиваем потом в не те стороны, не на те улицы, не с теми людьми.
Фальшивая музыка, конечно, тоже музыка.
Но время, бесценное дорогое ( иногда так остро это чувствую) время, никак больше не вернуть.

Я вижу как люди становятся узниками не столь важных, но таких от которых сложно отказаться, потребностей.
Или заложниками каких-то форм, которые им кажутся правильными.

Женщины, которые остаются в браках «за деньги» регулярно убеждают себя в том, что это и есть то, что им нужно.
Но если ты спрашиваешь, на что они эти самые деньги тратят- 90% , по их же словам, они спускают на ветер, бездумно, в порыве выбрасывают, да наверное даже неосознанно избавляются от них.
И тогда возникает закономерный вопрос- зачем все это?
В чем смысл этого проекта «за деньги»?

Попытки закрыть детские травмы, связаны с отсутствием чего-то, нехваткой, ощущением неполноценности?
Избавиться от стыда, часто неясного, отравляющего, заставляющего отчаянно что-то такое с собой и своей жизнью делать, лишь бы чего-то не видеть, не знать, кем-то не быть.

Попытки закрыть рот страхам — бедности, брошенности, отвержения, одиночества, которые тоже часто звучат из прошлого?

Но ведь сейчас психотерапия достаточно развита и кажется набирает обороты — уж не лучше заплатить психотерапевту, чтобы что-то из этого ассортимента осознать и прожить, чем жизнью.

Мужчины, которые занимаются делами, которые приносят даже по самым скромным меркам очень приличный доход, часто совсем не пользуются этими деньгами.
Но при этом носят в себе тонны напряжения, и его невозможно не чувствовать, когда ты оказываешься рядом и потом удивляются, что у них плохо с отношениями, с эрекцией, с личной жизнью, с счастьем, в общем у них плохо.
Но это по-моему даже в физике есть закон распределения энергии.

Ты если так устраиваешь свою жизнь, что все потребности, в том числе и невротического толка — в тепле, близости, принятии, которые вполне себе можно реализовывать в отношениях, удовлетворяешь нарциссически — через достижения и приобретения, то можно не удивляться, что на отношения потом нет, недостаточно энергии.
Выхлопным газом достижений отношенческую машину не заправишь.
И естественно у каждого такого мужчины была мама, было детство, был какой-то опыт, чего-то не было, и приходилось изворачиваться.
Компенсации ведь никто не отменял.
Но это тоже можно пробовать осознавать.
И пробовать что-то менять.
Осознание всегда ключ к изменениям.

А люди, которые пытаются каждое утро, которое могло бы быть добрым, убеждать себя в необходимости идти на нелюбимую, скучную, или ещё хуже неприятную работу и проводят так по моим подсчетам — в «этой привычной душной атмосферке» — большую часть своей жизни- по 20, 30, 40 лет жизни.

И снова страхи, тревоги, неготовность рискнуть, отказаться.
Это мне очень напоминают историю с продуктами, которые нужно доедать или нельзя выбрасывать, или нельзя чего-то другого хотеть.
В основе таких выборов часто именно это — отсутствие права чего-то хотеть.
И откуда, если не из детства родом это «милое ощущение»?

А если вернуться к этому «не надрываться», то тут вспоминается один мой хороший знакомый, который часто радуется, что ему отказали в своё время в кредите на дорогую машину.
Учитывая то, как дальше складывалась его жизнь, в том числе финансовая, выплата этих денег вполне была бы себе такой тугой нарциссической петлей на его шее, ещё одним куском гигантского напряжения в череде требующих сильных энергетических затрат дел.

Это уже жизнь внесла коррективы в его планы.

Ровно, как и в мою, забрав у меня последний кусок из моей прошлой жизни- большую (я никогда не понимала таких размеров и неуютно себя в них чувствовала), затратную (я за неё боролась, в том числе в суде и отдавала на эту борьбу процентов 20-30 моих доходов, а душевных ресурсов ещё больше), нелюбимую (не смогла убедить себя полюбить это место) квартиру.
Что-то оторвалось и вместе с тем, что-то освободилось.

Жизнь часто именно этим и славиться — вносить коррективы.

Бесцеремонно разворачивать нас за плечи в местах, где мы оторвались от земли, от себя, от чего-то важного, как раз так и туда, чтобы мы опомнились, остановились, отдышались.
И взглянули на мир вот такими, после встряски, глазами.

И куда мне теперь?

Вот она, по-научному — точка бифуркации, точка изменения режима работы системы взаимодействия мира и человека.

То, куда я двинусь сейчас определит очередной виток моей жизни.
Готов ли я сам задать направление этому движению, готов ли выбрать то, что по душе.
Или я по привычке поплыву по старому курсу, игнорируя что ветер давно не попутный, климат измождающий, запасы провианта на исходе, да и режим вовсе не жизни, а выживания включён.

И все-таки как же важно не надрываться…

Автор: Алена Швец