«Гляжусь в тебя, как в зеркало, до головокружения»

«Гляжусь в тебя, как в зеркало, до головокружения»…
Приемник в машине, как будто подслушав наш сегодняшний разговор со студентами, этой точной метафорой его резюмировал.
А разговор пару часов назад состоялся неожиданный и очень продвигающий.
И начался он с решительного: «Я вот с Вами не согласен!»

Люблю я такие повороты, когда вот так: только пара началась, только усаживаемся, здороваемся, обмениваемся — с кем новостями, с кем настроением, и тут — на тебе! — «не согласен!».

Парень серьезный, ко всему взвешенно подходит, вот и здесь — настойчиво — то ли спорит, то ли спрашивает:

— Вот Вы вчера мельком так сказали, что если меня в ком-то что-то злит и раздражает, то значит, что все эти, раздражающие меня качества, есть во мне…

— Ну, да, — киваю, улыбаясь.

Вполне могла такое сказать. Тут же вспоминаю наш вчерашний уже «под занавес» разговор не по теме, про эмоции. Когда наслушавшись так легко ими произносимых — «меня бесит», «меня раздражает», «не могу смотреть» и т.п., позволила себе прокомментировать, что за всем этим стоит. Я знаю, они любят эти наши с ними «разговорчики в строю». И бывает, мы выкраиваем время на такие лирические отступления и истории «за жизнь». Вот вчера и поговорили немного после лекции о раздражении и злости, о ситуациях-помощниках, о людях-зеркалах. Да видишь, как… Зацепило, однако.

— Ну, да, — говорю, — вполне могла так сказать.

— А я не согласен!

— И флаг тебе в руки… Мы ж еще на старте определились — я здесь не для того, чтобы вас в чем-то убеждать и не для того, чтобы вы со мной соглашались. Я просто делюсь информацией. Не спорю. На вопросы отвечаю.

— Хорошо, тогда я спрошу. Вот меня что-то раздражает в других, но я сам так никогда не поступаю, я никогда не делаю этого… И что? Во мне этого нет, но меня этоочень сильно раздражает! — железной аргументацией подкрепил свою решительность он. — Как тогда работает Ваша теория?

Стало понятно, что он настроен идти до конца. Ох, как же я люблю таких студентов!

— Начну издалека: теория минимум лет сто как не моя, — огорчила его с ходу я. — А чтобы разобраться со своим раздражением и понять что тебе «зеркалит» твой раздражитель, надо просто глубже копнуть… Если б все так лежало на поверхности, то было бы не интересно, согласись?! Где тогда интрига, где открытие себе себя, где внутренние раскопки, где работа над собой любимым, наконец?

Вся группа, привыкшая к моим ироничным комментариям, накрахмалила уши и тоже уже практически участвует в нашем диалоге. Понимаю, что на какую-то актуальную для них тему нас сейчас вынесло. И, конечно, пока мы эту ситуацию не проясним, к занятию и приступать не стоит. Ну, что ж…

— Можешь конкретнее ситуацию обрисовать? А то мне не понятно: «они это делают», «я это не делаю», «меня это раздражает»… Так, с закрытым содержанием, мы с тобой до утра будем ни о чем теоретизировать, а у нас еще «эффективные бизнес-коммуникации» на повестке дня. Если можешь, приведи пример.

— Могу, — он на минуту запнулся, пытаясь мысленно представить себе так взволновавшую его ситуацию.

— Вот я не курю. Вообще никогда не курил. Но когда я вижу девчонок, которые курят, меня это раздражает!

— Тебя раздражает вид курящих девушек, — повторяю за ним я.

Да! Раздражает! Когда я вижу, как они на улице стоят, как прикуривают, как пускают дым… Меня это очень злит.

— А что именно тебя злит, можешь сказать?

— Ну, что… — он на минуту замялся, — злит, что они курят. И как вот это может быть моим «зеркалом», если я не курю?
Какие мне подсказки о себе это дает, если это все вообще не про меня?
И копать тут нечего.

— Так, погоди-погоди, — немного охладила я его пыл, — это смотря с какой целью копать.
Мы же с тобой сейчас не яму роем: бери больше — кидай дальше!
Мы с тобой сейчас археологические раскопки проводим, поэтому копаем нежно и бережно, чтоб чего важного не пропустить или чего драгоценное не повредить, согласен?

Он кивнул. А мне любопытно наблюдать за ним и за всей группой в предвкушении того, какие открытия их могут поджидать на финише этих раскопок!

— Давай-ка, все же, найди сейчас то, что тебя так раздражает при виде курящих девушек?

— Может, тебе неприятен запах табака от девчонок, или то, что это всё как-то неопрятно выглядит? — сделали попытку подумать за него молчавшие до этого доброжелатели с накрахмаленными ушами. Но мой, с немым укором, взгляд молниеносно подсказал им, что «сидим молчим».

— Не, это не раздражает, — он говорил уже не так напористо, уже не спорил со мной, а скорее, искал ответы где-то в себе. Копал. — Про неопрятность я в этот момент не думаю.
Если и думаю, то не в первую очередь.

— А про что в первую? — я решила все же немного ускорить процесс.

— В первую думаю про то, — он опять начал кипятиться, — что они же будущие матери, им детей рожать, а они курят!

— Ну, это же им рожать, и дети больные будут у них.
Думаешь, что они про это не знают? Знают.
И при этом выбирают — курить. Что же тебя в этом раздражает?
— я, хоть и немного цинично, продолжала прокладывать ему маршрут для раскопок.

— Как можно, зная о последствиях, выбирать курить?! — по всему было видно, что это, на самом деле, очень волнительный для него вопрос, и эмоции начинают просто бить через край.
— Как можно так безответственно относиться к своему здоровью и к здоровью будущих детей?!

Ну, вот. Уже совсем горячо… Уже есть о чем поговорить.
Прозвучало слово, которое практически уже откопали.
Но я и бровью не повела, мне важно, чтобы он сам себя услышал.

— То есть… Тебя так раздражает…

— Да, безответственность! Точно! Вот это безответственное, причем, осознанно безответственное отношение меня и раздражает!

Вы бы слышали, как он это воскликнул!
Это, прям вот, озарение было!
И мимика, и жесты, и тон голоса — все говорило о том, что действительно раскопали его истинный раздражитель.

Дальше — еще интересней!
Я даже не успеваю закончить свое с улыбочкой, медленное: «А скажи-ка мне, дорогой мой друг… не доводилось ли тебе слышать в свой адрес… упреков в этой самой…».
Он вдруг посерьезнел, схватился за голову, задумался на мгновенье.

Потом опять поднял взгляд на меня.
Сидит — улыба-а-ется.
Головой покачивает, как будто боясь осознать до конца свое открытие.

— Вы не поверите!

Ну, да, точно, я не поверю. Мне всегда это «вы не поверите» в таких ситуациях очень забавно слышать.

— Вы не поверите, именно за безответственность я себя последнее время больше всего ругаю. — уже совсем с другим, я бы даже сказала — с радостным, настроем воскликнул он.

— Устроился на работу. Думал — старший курс, потяну.
Совмещать с учебой очень непросто.
То там, то тут «косяки». Сам себя отчитываю, за безответственность.
Иногда слышу это от родителей.
Часто — от преподавателей, за пропуски… Безответственность!
Ну, надо же…

— А девушки курящие тебе намекают-намекают, над чем в себе разобраться надо, а ты все никак, — позволила себе подзадорить его я.
— Оказывается, какие они, эти девушки молодцы — попадаются тебе все время на глаза, раздражают тебя, раздражают, чтобы ты уже разобрался, наконец, со своей безответственностью, которая, на самом деле, тебя очень выматывает и беспокоит.

— Нет, ну, надо же… — сам себе удивляется он, — Какая связь: курящие девушки и моя безответственность.

— Зеркало.

— Согласен.

— О человеке очень много можно узнать именно по тому,что его раздражает и «бесит».

— Теперь понимаю.

— Вокруг много зеркал-подсказок.

— Да.

— А как их находить-то? — это уже те, кто «сидим молчим» в разговор вступили.

Мне даже смешно стало:

— Да они вас сами то и дело находят! А некоторые просто гоняются за вами и твердят: «Я — твое зеркало! Я — твое зеркало!». Вот всякий раз, когда вы говорите все эти «злит», «бесит» и «раздражает», это вы про свои зеркала рассказываете… Только предпочитаете не видеть в этом подсказки, а злитесь и раздражаетесь.
Ну, конечно, так жить-то интересней: всегда есть о чем поговорить.
А главное, делать ничего не надо — обсуждай, осуждай да жалуйся. Красота!

Молчат. Чего-то там себе, видно, задумались. Но они у меня — ребята сообразительные (за что и люблю!), у них там как-то быстро все сваривается:
— Ну, круто! Действительно, работает! — выдыхает кто-то из парней.

— И чего с этим делать теперь? Этих «зеркал»-то — тьма! — уже предполагая ответ, на всякий случай, спрашивает кто-то из девчонок.

— Копать, друг мой! Копать! — со смехом, отвечает ей мой продвинутый и теперь уже согласный с Юнгом спорщик.

И я, уловив знакомые интонации, понимаю, кого он сейчас пародирует.P.S. Ну, что, на всякий случай, — традиционное «И что со всем этим делать», да?

— Для начала — отследить что вас «бесит», раздражает и злит.
Прям, вот взять и перечислить самые характерные раздражители.

— Отнестись к ним, как к зеркалам-подсказкам, которые помогают вам начать работать над собой, показывая именно те черты характера, те ваши эмоции, которые вызывают неосознанное беспокойство и зачастую тормозят ваше движение вперед.

— Ведите свои раскопки осторожно, чтоб не навредить и не упустить что-то важное.
Постарайтесь очень точно найти истинный раздражитель.
Иногда он, бывает, очень искусно маскируется, как, например, в истории выше.

— Ну, а уж как нашли — сами решайте, что вам с этим делать.

— Да, и еще важно! Это все касается только собственных раскопок.
Не стоит делать попытки покопаться в других, особенно без их на то согласия.

Ну, и зеркалу — спасибо!

С того момента, как вы с собой разберетесь, оно перестанет вас доставать.

Вот как-то так.

Автор: Ирина Рыжкова