Насилием ничего не решить.

В последнее время много думаю о насилии — как о способе взаимодействия с внешним и внутренним миром.

Он, этот способ, ведь очень и очень популярен, особенно там, где долгое время было популярно «весь мир насилья мы разрушим» и железной рукой загоняли человечество в счастье…

Что такое насилие?
Я понимаю его так: любые формы воздействия одного человека на другого с целью заставить его против собственной воли делать то, что нужно первому.

Если ты хочешь меня изменить — ты совершаешь насилие, потому что не спрашиваешь меня, желаю ли я меняться — и даже не спрашиваешь, в каком направлении.
Ты и так всё решил..

Но и я, когда не спрашиваю тебя, чего хочешь ты, и пытаюсь изменить тебя — я тоже использую насилие.
И неважно, кто я — родственник, друг или даже психолог.
И если я нетерпелив, и хочу поскорее помочь/облагодетельствовать, не считаясь с возможностями человека — это тоже насилие, потому что я пытаюсь другого заставить делать то, чего в первую очередь хочу я.
Или поощряю другого в том, чтобы применить силу по отношению к самому себе.

Но насилие только разрушает…

Когда пытаешься воевать с собой во имя лучшего себя, то остаешься только на руинах.

Вместо побежденного «нарциссизма» ты получаешь задавленную инициативу, растоптанную энергию достижений.

Исступленно выгрызая из себя зависимость, с мясом выдираешь способность к теплой привязанности…

Ненавидя себя-интроверта, получаешь срыв — и полную изоляцию.

Мне хочется — и приходится — быть комиссией по примирению враждующих внутри одного человека сторон — в том числе и себе самом. Иногда получается, а иногда я как сапожник без сапог, когда внутри меня же устраивается гражданская война и побеждает партия «за все лучшее против всего сущего».

Как принести мир туда, где знаю только войну?

Тупик, абсолютный тупик. «Как полюбить себя» — спрашивают люди, привыкшие в себя только стрелять… А еще хирургическими инструментами отсекать от себя все «недостаточно хорошее» или разного рода хитрыми психическими ботоксами/силиконами наращивать «недостающее».

Как остановить этот каток насилия по отношению к себе и к другим…

Мне сейчас кажется — только прочувствовав, по-настоящему прочувствовав ту боль, которую мы сами себе же причиняем, в очередной раз вонзая ярость, гнев, ненависть, стыд, вину в самих себя.

Но эти хорошие инструменты — а они хороши, да, и гнев, и стыд, и вина, и отвращение, и ненависть — все они хороши и нужны, так вот, эти хорошие инструменты становятся орудиями пыток, а боль от них заливается мантрами «терпи, казак, атаманом будешь», «еще немного, еще чуть-чуть», «если долго мучиться, что-нибудь получится» и «наконец-то меня одобрят»…
Интересно, какие мантры-анестетики у вас?…

А если убрать их — то не останется ничего, кроме боли — и вот тогда осознаешь, что насилием ничего не решить.
А любовь к себе начинается с жалости и сострадания к себе же.
Когда смотришь на дымящиеся развалины, и ноет душа… «Что же я с собою делаю…
Не хочу больше так»…
Там, где нет жалости, места любви не будет, и поэтому жалость так часто пытаются растоптать в безжалостном мире.
«Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного»

Автор: Илья Латыпов