Растите, становитесь все более и более подлинными

Зависть — это сравнение. А нас научи­ли сравнивать, у нас выработался услов­ный рефлекс сравнивать, всегда сравни­вать. У кого-то дом лучше, у кого-то более красивое тело, у кого-то больше денег, у кого-то больше обаяния. Сравнивайте, продолжайте сравнивать себя с каждым встречным, и результатом будет огром­ная зависть. Она — побочный продукт привычки сравнивать.

И наоборот, если вы прекратите срав­нивать, зависть исчезает. Тогда вы про­сто знаете, что вы — это вы, и что вы — это не кто-то другой, и в сравнении нет необходимости.

Хорошо, что вы не срав­ниваете себя с деревьями, иначе вы нач­нете чувствовать сильную зависть: поче­му вы не зеленые? И почему Существова­ние было так жестоко к вам: на вас нет цветов?

Еще лучше, что вы не сравнива­ете себя с птицами, с реками, с горами; иначе вы будете страдать.

Вы сравнивае­те себя только с людьми, потому что вас приучили сравнивать себя только с людь­ми, вы не сравниваете себя с павлинами и попугаями. Иначе ваша зависть стано­вилась бы все больше и больше: вы бы так были придавлены бременем зависти, что вообще не смогли бы жить.

Сравнение — это очень глупое заня­тие, потому что каждый человек уника­лен и бесподобен. Когда понимание это­го укореняется в вас, зависть исчезает. Каждый уникален и несравним. Вы — это просто вы: такого, как вы, никогда не было и никогда не будет. И вам вовсе не нужно быть таким, как кто-то еще.

Существование создает только ориги­налы; оно не верит в копии.

Футбольный мяч, перелетевший через забор, падает во двор и попадает в самую середину находящейся там стаи кур. Пе­тух подходит к нему, внимательно изуча­ет и затем говорит:— Девочки, я вас не обвиняю, но по­смотрите, какую продукцию выпускают по соседству.

По соседству происходят великие дела: трава там зеленее, а розы — розовее. Ка­жется, что все так счастливы — все, кро­ме вас. Вы непрерывно сравниваете. И то же самое делают другие — они тоже сравнивают. Может быть, они думают, что на вашем газоне трава зеленее — на расстоянии она всегда выглядит зеленее, или что у вас жена красивее… Вы устали, вы не можете понять, как вы позволили этой женщине заманить вас в ловушку, вы не знаете, как от нее избавиться, а со­сед, возможно, завидует вам — тому, что у вас такая красивая жена! А вы, возмож­но, завидуете ему…

Каждый завидует всем остальным. И из-за зависти мы создаем такой ад, из-за зависти мы становимся очень недобро­желательными.Пожилой фермер угрюмо наблюдает за разрушительным действием наводнения.

Хирам! — кричит ему сосед. — Всех твоих свиней смыло в реку.
А что со свиньями Томпсона? — спрашивает фермер.
И их тоже.
А у Ларсена?
Тоже.
Фу! — выдыхает фермер, воспрянув духом. — Все не так плохо, как я думал.

Если у всех беда, это хорошо, если у всех потери, это хорошо. Если все счаст­ливы и преуспевают, это вызывает горечь.

Но почему прежде всего именно мысль о других приходит вам в голову? Разреши­те мне еще раз напомнить вам: это про­исходит потому, что вы не позволили ва­шим собственным сокам течь, не позво­лили вашему собственному блаженству расти, не позволили вашему собствен­ному существу расцвести. И поэтому вы ощущаете внутри пустоту и смотрите на всех и каждого вокруг вас, поскольку ви­дите лишь то, что снаружи.

Вам известно, что у вас внутри, и вам известно, что у других снаружи: это вызы­вает зависть. Им известно, что снаружи у вас и что внутри у них: это вызывает за­висть. Но никто не знает, что у вас внутри. Вы же знаете, что там вы — ничто, пу­стышка. А другие снаружи выглядят таки­ми улыбающимися. Их улыбки могут быть фальшивыми, но как вы узнаете, что они фальшивы? Может быть, их сердца также улыбаются. Вы же знаете, что ваша улыбка фальшива, потому что ваше сердце вовсе не улыбается; возможно, оно рыдает и плачет.

Вы знаете свое внутреннее простран­ство. Только вы его знаете, больше ни­кто. И вы знакомы с фасадом всех осталь­ных — а свой фасад люди сделали прекрасным. Фасад — это нечто, выстав­ляемое напоказ, и он очень обманчив.

Есть одна древняя суфийская история

Некий человек был очень обременен своими страданиями. Каждый день он взывал к Богу:

— Почему я? Все кажутся такими счаст­ливыми, почему один лишь я так страдаю?

И однажды, в глубоком отчаянии, он взмолился:

— Боже, ты можешь отдать мне стра­дания какого-нибудь другого человека, и я готов принять их. Но только забери мои, я больше не в силах их нести.

Той же ночью ему приснился прекрас­ный сон — прекрасный и очень значимый. Ему приснилось, что в небе явился Бог и объявил всем людям: «Принесите все ваши страдания в храм». Каждый устал от своих страданий: на самом деле, каждый время от времени молил Бога: «Я готов принять чьи-нибудь еще страдания, но забери у меня мои — они чрезмерны, они невыносимы».
И поэтому все собрали свои страдания в мешки и пришли в храм, и все выгля­дели очень счастливыми: их день настал, их молитва была услышана. И этот чело­век также поспешил в храм.И тогда Бог сказал:

— Поставьте свои мешки у стен.

И мешки были поставлены у стен. Бог же объявил:

— Теперь вы можете выбирать. Каж­дый может взять любой из мешков.

И вот что было самым удивительным: этот человек, всегда моливший Бога, бросился к своему мешку, пока его не вы­брал кто-нибудь другой! Но к его удив­лению, каждый тоже бросился к свое­му собственному мешку, и каждый был счастлив выбрать его снова. Что же слу­чилось? Впервые каждый увидел чужие несчастья, чужие страдания — чужие меш­ки были такими же большими или даже еще больше!

А вторая проблема заключалась в том, что каждый из них привык к собствен­ным страданиям. А теперь выбрать чьи-то еще — кто знает, что за страдания окажут­ся в мешке? Стоит ли овчинка выделки? Ваши собственные страдания, по край­ней мере, вам знакомы, вы к ним при­выкли, и они вполне терпимы. Столько лет вы терпели их — стоит ли выбирать неизвестность?

И все, довольные, разошлись по до­мам. Ничего не изменилось, те же самые страдания они несли обратно, но каждый был счастлив и улыбался, и радовался, что смог получить свой мешок обратно.

Утром этот человек обратился к Богу и сказал:

— Спасибо тебе за сон; я никогда боль­ше не попрошу тебя. Все, что ты дал мне, для меня хорошо, должно быть для меня хорошо; именно поэтому ты мне это и дал.

Вы постоянно страдаете от зависти; вы становитесь недоброжелательными к окружающим. И из-за зависти вы начи­наете становиться фальшивыми, потому что начинаете притворяться. Вы начи­наете притворяться тем, кем вы не яв­ляетесь, вы начинаете притворяться тем, кем вы и не можете быть, кем быть для вас является неестественным. Вы стано­витесь все более и более искусственны­ми. Подражая другим, соревнуясь с дру­гими, что еще вы можете делать? Если у кого-то есть что-то, а у вас этого нет, и у вас нет естественной возможности иметь это, то единственным способом будет найти для этого какой-то дешевый заменитель.

Я слышал, что Джим и Нэнси Смит этим летом замечательно провели время в Ев­ропе. Это так здорово, когда супруги нако­нец получают возможность действитель­но пожить полной жизнью. Они везде по­бывали и все попробовали. Париж, Рим… назовите что угодно, и окажется, что там они были, и это они делали.

Но так неловко было по дороге до­мой проходить через таможню. Вы зна­ете, как эти таможенники суют нос во все ваши личные вещи. Они открыли чемодан и вынули три парика, шелковое нижнее белье, духи, краску для волос… действительно неловко. А ведь это был только чемодан Джима!

Просто загляните в свой чемодан, и вы обнаружите столько искусственного, фальшивого, ненастоящего — для чего? Почему вы не можете быть естественны­ми и непосредственными? Из зависти.

Завистливый человек живет в аду. Пре­кратите сравнивать, и зависть исчезнет, недоброжелательность исчезнет, фаль­шивость исчезнет. Но прекратить это вы можете, только если начнете растить свои внутренние сокровища; другого способа нет.Растите, становитесь все более и более подлинными индивидуальностями. Лю­бите и уважайте себя такими, какими вас создал Бог, и тогда небесные врата сразу же откроются для вас. Они были откры­ты всегда, вы просто на них не смотрели.

©Ошо