Главное – не забывать усваивать.

Как помочь травматику
У травматика внутри стоят характерные фильтры: все теплое и принимающее он отбрасывает, а все критическое, обесценивающее – принимает. Хоть и ранится при этом.

Это поразительное явление существует потому, что: 1. У травматика в детстве не было опыта принятия. Как ни стараешься, что ни делаешь, все не так, все плохо. Или недостаточно хорошо.

Основное родительское послание: Ты не такой, как мне надо. Будь другим, удобным мне.

2. Воспитатель использовал принятие как наживку для дальнейшего использования.

Полученный опыт: хорошие девочки и мальчики получают похвалу, плохие – агрессию, недовольство, отвержение, месть и т.п.

3. Если милость воспитателя сменялась гневом (тепло хаотично сменяется холодом), травматик фиксируется на потере: все хорошее непременно закончится… Полученный опыт: Покой нам только снится, будь начеку, следи, контролируй – когда ветер переменится…. И будь к этому готов…
Такой человек вечно тревожится, боится брать тепло, ибо память подсказывает: потом будет разрыв, будет плохо. Не умея выносить неопределенность, неизвестность, он сам провоцирует разрыв отношений. «Лучше ужасный конец, чем ужас без конца».

Так лишенец снова и снова отказывается от того, что ему больше всего нужно – от принятия, тепла, человеческого внимания, заботы, интереса.

«Этот человек что-то от меня хочет», — думает женщина, получившая комплимент; «Меня похвалили случайно, и скоро все закончится», — думает другая, не веря, что ее может ценить начальство и клиенты; «Надо очень стараться быть хорошим, чтобы нравиться», — вот бессознательный посыл людей, убежденных в своей плохости, не верящих в свою значимость для других людей.

Если вы отвечаете миру именно такими реакциями, стало быть, вы, будучи голодным, отказываетесь есть.

Почему?

Для того чтобы понять себя, хорошо бы ответить на вопросы:

Как я отношусь к комплиментам, похвале, вниманию к себе, заботе обо мне? Верю ли я людям, которые их отдают? Если нет – почему? Как это связано с тем, что происходило со мной в детстве? Насколько я чувствовал право быть собой – со своими чувствами, желаниями, нехотелками, непослушаниями? Обращались ли с ними уважительно, с пониманием? Или же я должен был только лишь соответствовать ожиданиям воспитателей? Что происходило, если я был каким-то другим, не таким как ожидали? Мог ли я быть принятым таким другим, не-ожиданным?

Отбраковывая тепло, собирая холод, травматик не перестает нуждаться в принятии. Он продолжает ждать признания своей хорошести, признания права на свое существование, на свои права – от значимых для себя людей.

В терапии с клиентами я чувствую это ожидание. Оно не проговаривается, но висит в воздухе, как плотная масса. Плотная масса из тоски, горечи, обиды и гнева. И надежды. Я знаю: пока мой клиент не проговорит, не озвучит свое ожидание от меня (а на самом деле – от матери), он не сдвинется с места. Он не будет заботиться о себе сам, не захочет любить себя, откажется признавать свои таланты и достоинства.

«Ты что-то ждешь от меня? Какого-то права? Разрешения?», — спрашиваю я.

Внутренний ребенок хочет, чтобы именно я (а на самом деле, его мама) сказала:

Тебе не нужно так много работать, пойди, поиграй. Я люблю тебя таким тоже;
Мне не нужно, чтоб ты заботился о моих чувствах, я справлюсь сама;
Ты можешь проявлять себя, свои таланты без страха. Я тебя поддержу;
Я ошибалась, когда не принимала твои чувства всерьез. Они очень важны, можешь им доверять;
Я не покину тебя, если мне что-то не понравится в твоих выборах;
Я останусь с тобой в отношениях, даже если наши выборы не совпадают;
Расскажи мне о том, что тебе интересно. Я очень хочу узнать, какой ты.

Маленькие дети очень хотят разрешения быть не только хорошими и послушными. Они хотят пробовать жизнь на вкус, играть, рисковать, искать себя. И они очень нуждаются в отношениях со значимыми для себя людьми.

«Мне так и не удалось побыть в детстве пупом земли», — сказала мне одна клиентка.
А так хочется побыть в центре внимания…. Чтобы люди вокруг говорили: «Какая красивая девочка, как хорошо у нее все получается!» И чтоб похлопали…. Много раз хлопали мне. Можно я побуду пупом земли? Она, как многие травматики, отвоевывает у внутренней умерщвляющей фигуры — каплю за каплей — свое достоинство и свои права.
Она уже несколько лет в терапии, и уже умеет брать (как мне представляется – есть из чайной ложечки).

Ей я могу разрешить, зная, что она сможет взять: Можно!

Можно побыть пупом земли…. Для самой себя. День, неделю, месяц…. Сколько нужно.

Прислушиваясь к себе, не подавлять желания, а воплощать их. Позволить себе «ничего не делать» хотя бы в день по часу, если страшно позволить себе сразу много часов. Можно не тащить себя за шкирку к «неприятным» людям, даже если это «необходимо», а позволить себе посопротивляться. Или вовсе отказаться от разрушительных контактов. Можно поиграть в «пупа земли» с близкими, кому доверяешь. Поиграть по очереди… Главное условие – пупом все восхищаются, его все любят, ему хлопают!

Голодному не насытится, если он отказывается от еды. Главное – не забывать усваивать. На психологическом языке – присваивать. Все присвоенное постепенно становится привычным.

Автор: Вероника Хлебова