Если человек не готов сам что-то делать

О, эта неловкая ситуация, когда ты что-то делаешь для человека, а в ответ слышишь: «А я тебя ни о чем и не просил».

Или когда ты пытаешься помочь, но чем больше ты это делаешь, тем быстрее разговор (или общение вообще) потихоньку сходит на «нет».Или когда ты помогаешь, помогаешь, а воз и ныне там.Это обижает: ты ведь так проникся, так включился!И это сбивает с толку: получается, другому человеку помощь не нужна?

Ты все не так понял?

Или тебя за дурака держат?

Он же явно говорил, как ему плохо.

Ты, как друг, откликнулся на просьбу о помощи. Так в чем же дело?А дело в том, что есть жалоба и есть просьба о помощи.Жалоба — это не просьба. Человек, описывая свои злоключения, может просто жаловаться, плакаться, не желая, чтобы кто-то что-то исправлял. Поэтому когда вы вдруг начинаете говорить ему, что делать, он может недоуменно вытаращить на вас глаза.Человек, который рассказывает о своих бедах, тем не менее может не хотеть ничего менять в своей ситуации, потому что:1. в ней есть какие-то важные для него вещи. В том, чтобы ситуация оставалась такой, какая она есть, присутствует определенный и далеко не всегда очевидный смысл. Например, из детского опыта человек знает, что может получать социальные поглаживания только тогда, когда у него все плохо.

Предположим, его жалели и любили тогда, когда он заболевал или претерпевал еще какие-то лишения. Тогда ему не нужно, чтобы все было хорошо, иначе он потеряет право на внимание окружающих.

Ему нужно, чтобы все таким и оставалось (хотя это не означает, что он не страдает).

Или классический случай распада семей алкоголиков сразу после того, как алкоголик завязывает с зависимостью. Как только ситуация меняется, это перестает быть нужной созависимому, потому что тогда он теряет свой статус «хорошего» в сравнении с «плохим» алкоголиком.

2. человек не готов что-то менять. Такое бывает. Для принятия помощи и, соответственно, для изменений нужно созреть. И это не всегда происходит сразу.

Иногда должно пройти какое-то время, прежде, чем человек будет готов поставить точку или хотя бы запятую.

3. будущее рисуется еще хуже, чем настоящее.

Чтобы что-то менять, нужно, чтобы было, к чему двигаться. Впереди должно маячить что-то хорошее, ради чего стоит что-то менять.

А если впереди ничего хорошего не предвидится, то ради чего совершать болезненные телодвижения?

Менять шило на мыло?

Иногда человеку просто не хватает целостного видения ситуации для того, чтобы что-то менять.4. нет ресурсов. Для того, чтобы машина ехала, нужно топливо. Для человека справедливо то же самое. Ему нужно что-то, что поддерживало бы его, помогало бы ему что-то делать. Иногда это мнение других людей, подтверждение его правоты. И этого может потребоваться определенное количество. Или ему нужно передохнуть, взять паузу, собраться с силами.5. ждет, что ситуация разрешится сама. Иногда человеку нужно, чтобы ситуация изменилась сама по себе, без него.Например, чтобы любимый человек перестал вести себя непорядочно. И пока у человека есть вера в партнера, в то, что он образумится и перестанет так себя вести, он не будет ничего делать сам. Потому что это будет означать крушение его веры и его надежды.Пока ситуация не меняется, все еще остается вероятность, что он\она вернется, что все еще можно вернуть, как было и т.д.

6. хочет, чтобы все изменилось, но не готов сам что-либо для этого делать. Это может быть ситуация инфантильной личности, выросшей в обстановке гиперопеки, где все действия или подавлялись, «потому что ты сама не сможешь», или ставились в вину.
Бывает иногда, что люди в семье годами играют в игры только для того, чтобы не сделать самому первый шаг, ибо тогда у партнера появится право поставить его действия ему в упрек.7. понимает, что это плохо, но не знает, что это неестественно и можно менять. Пример этого — люди, которые живут в ситуации насилия.Нередко они не понимают, что это насилие или что это неправильно.Если в родительской семье друг друга постоянно прикладывали, то это может казаться обидной, несправедливой, но нормой.8. человек и так знает, что делать. И это не вопрос того, как ему поступать. Ему просто хочется поговорить, быть услышанным. Чтобы его не учили, как жить, а посмотрели ему в глаза, взяли за руку, прижали к плечу, просто посидели и выслушали, сказали, что понимают его.

Не наше дело судить, каков человек, если он по каким-то причинам выбирает свои невзгоды вместо благостных перспектив.

Наше дело как потенциальных спасателей — не лезть туда, куда нас не просят

А если мы рассказчики и жалобщики — то говорить внятно, что мы хотим от других людей и понимать это самим. Например, сказать: «я хочу, что бы ты просто меня послушал», или «пожалей меня», или «мне нужна помощь».Понять, что человек сейчас делает — жалуется или просит ему помочь — можно, задавая ему вопросы.Например: «нужна ли тебе помощь или тебе просто хочется выговориться?» Важна также обратная связь.Можно предложить что-то — и посмотреть на реакцию.Если человек не откликается на это, продолжая рассказывать о своих несчастьях, или говорит что-то невразумительное, или играет в игру «да, но», это означает, что ему не нужна помощь.Или нужна, но тогда, когда он окажется на следующей стадии — стадии готовности что-либо предпринимать.Так же важно проверять, готов ли человек что-то делать сам, от чего-то отказываться. Если человек не готов сам что-либо делать для изменения ситуации, то это как раз та ситуация, разрулив которую, вас не погладят по головке.Если человек не готов сам что-то делать, значит, он не несет ответственности за свой выбор. Значит, есть большая вероятность, что и за помощь он не поблагодарит, а, возможно, переведет на вас стрелки, если все пойдет не так.
В лучшем случае человек просто не сможет оценить то, что вы для него сделали.

Автор: Елена Султанова