Иллюзии сознания

Оглядываясь на свой опыт работы с проблемой зависимых отношений, хочу высказать следующий тезис, который станет основанием для моих дальнейших рассуждений:«Парадокс зависимой пары в том, что каждый из партнеров ждет от другого удовлетворения той из своих потребностей (в безусловной любви, принятии, признании), которую тот в принципе удовлетворить не может».Специалисты, работающие с такого рода психологическими проблемами, думаю, согласятся со мной, насколько непростой и достаточно долгой (а иногда и безрезультативной) бывает здесь работа даже с самыми мотивированными клиентами.Тогда возникает закономерный вопрос: «Отчего эти пары так устойчивы? Что держит партнеров вместе?», «Как можно решить проблему зависимости в паре?» Попробую ответить на эти вопросы.Суть парадокса зависимых отношений

Странные игры

Более близкое знакомство со спецификой отношений зависимых людей приводит к пониманию того, что суть таких отношений – довольно странная игра.

Эта игра, как и все игры, имеет свои правила, благодаря которым она и сохраняется. Основные свойства этой игры следующие:Она не осознаваема обоими партнерами и воспринимается ими как их жизнь.В этой игре нет победителей и побежденных. Каждый из ее участников страстно желает выиграть, но это оказывается в принципе невозможно.Ни один из партнеров не готов сдаться и прекратить игру, отказаться от нее, несмотря на то, что выиграть не удается.Процесс игры сам по себе привлекателен для партнеров. Такая игра эмоционально нагружена. В ней много разных эмоций, даже страстей. В такой жизни-игре точно не соскучишься.Периодически, когда страсти накаляются, кто-то из партнеров «приглашает» в игру третьего – спасателя – для сброса напряжения.Попытки вмешаться в игру со стороны (в том числе и психотерапевта) приводят к сплочению партнеров по игре и «изгнанию» третьего.
Нерешенная задача развитияПары для таких игр подбираются неслучайно. Они комплементарны или дополнительны по своей сути и их «корни ведут» к фрустрированным в детско-родительских отношениях базовым потребностям партнеров.Основными потребностями здесь являются следующие: в безопасности, в безусловном принятии и любви, в ощущении собственной значимости, внимании.В опыте отношений со значимыми взрослыми какая-то из этих потребностей оказалась неудовлетворенной, и ребенок не смог решить для себя на этом жизненном этапе ту задачу развития, которая была привязана к данной потребности. Гештальт оказался незавершенным.Нерешенная задача развития нуждается в своем завершении и отнимает у человека много энергии, которая могла бы быть им использована для решения своих последующих жизненных задач. К примеру, те дети, которые не решили для себя задачу с безопасностью мира будут навязчиво ее решать на протяжении всей своей жизни. Они остаются фиксированы в модальности отношений Я – Мир. И даже появившийся в их жизни Другой будет рассматриваться ими как объект для удовлетворения в первую очередь именно этой потребности – в безопасности.Парадоксально, что в дальнейшей. уже взрослой жизни, каждый из партнеров неосознанно «выбирает» себе такого «родителя», в контакте с которым разыгрывались бы схожие с родительскими паттерны отношений и переживались бы схожие ситуации и чувства. Это ситуации отвержения, непринятия, непризнания и сопутствующие им чувства: обиды, разочарования, стыда, вины. По сути, такие отношения поддерживают их хронические травмы развития: отвержения, брошенности, обесценивания, непринятия…

Что заставляет человека возвращаться в прежнюю «детскую» ситуацию?

Удивительно, что зависимые от отношений люди, даже встречая на своем жизненном пути «подходящие объекты» – тех людей, которые готовы давать им то, в чем они так сильно нуждаются, долго не удерживаются в этих отношениях. Такие люди кажутся им неинтересными, а отношения скучными. И они фанатично ищут себе именно таких партнеров, от которых невозможно получить желаемое и вновь и вновь переживают фрустрацию.

Отчего зависимый партнер не довольствуется «хорошим объектом», а навязчиво ищет такой, от кого невозможно получить желаемое?Предложу два варианта ответа:Стремление переживать привычные эмоциональные состояния.Стремление решить самостоятельно свою задачу развития. Чаще всего исследователи такого рода отношений выбирают первый ответ. Думаю, что в этом что-то есть. Людям свойственно возвращаться в прежний привычный опыт отношений со знакомыми переживаниями и переживать их снова и снова.Однако, на мой взгляд, второй вариант ответа все же более значим. Человеку важно именно самому решить свою задачу развития, готовые решения не позволяют ему расти и двигаться дальше. Он может опереться только на свой пережитый опыт.Суть описываемых отношений хорошо иллюстрирует сказка А.С. Пушкина «О рыбаке и рыбке».

На мой взгляд, в данной сказочной истории мы имеем дело с зависимыми отношениями.

Старик в этих отношениях решает для себя задачу признания-одобрения, которое ему, по-видимому, невозможно было получить от родительских фигур. В качестве объекта для решения этой задачи выступает старуха, для которой он совершает свои «подвиги», прибегая к волшебству рыбки. Старуха дает ему возможность совершать подвиги, оставляя надежду заслужить родительскую (материнскую) любовь.

Старуха, на мой взгляд, решает задачу безопасности мира – вновь и вновь используя старика для подтверждения его «лояльности». Для нее такого рода отношения сохраняют иллюзию возможности пережить безусловную, жертвенную любовь, которую она, по всей вероятности, не получила от своей матери.Однако в этих отношениях они не могут решить свои нерешенные «детские» задачи…Какие бы подвиги не совершал Старик ради Старухи – это не сможет насытить ее фрустрированную в других отношениях потребность. За ее требованиями к Старику читается: «Мама, докажи мне, что ты меня любишь и готова ради меня на все!».Да и Старуха не в состоянии удовлетворить потребности Старика. По сути, все действия Старика можно обозначить как «Мама, похвали меня, скажи мне, что я хороший мальчик!» Но услышать эти слова из уст Старухи ему не суждено, как, видимо, не суждено было их услышать и в его детстве от своей мамочки. К тому же Старуха «бессознательно знает», что если она даст старику признание, то тем самым «отвяжет» его от себя.Иногда игра – это все, что есть в таких отношениях и на ней они и держатся. Никогда неизвестно заранее, есть ли за игрой что-то другое, что может связывать этих людей. Забери у пары эту игру и останется ли у них что-то друг к другу? Этой игрой они крепко привязаны друг к другу.
Иллюзии сознания

Отчего же такие игры оказываются такими устойчивыми?

На мой взгляд, они держаться на иллюзиях. Речь идет о следующих иллюзиях или ошибках сознания, которые присутствуют у обоих участников этой игры:

У партера есть то, в чем я так нуждаюсь.Партнер должен мне это дать!Если я буду сильно стараться, то обязательно получу это от него. Каждый из партнеров свято верит в эти иллюзии. В основе этих иллюзий лежит неосознанная установка видеть в своем партнере родителя. В зависимых отношениях человек решает свои детские задачи развития, используя для этого другого человека, своего партнера, который не должен этого делать. Да и не может.Работа с иллюзиями самый сложный момент в терапии зависимых отношений. Он неизбежно предполагает встречу партнеров с разочарованием. Но это единственный способ перейти на новый источник энергии – научиться опираться на себя…Обозначаю здесь направления такой работы:Осознания отношений как игрыРасставание с иллюзиями сознания через проживание отношений со значимыми людьмиРеконструкция своей Я-идентичности как идентичности взрослого человекаПоиск других источников-ресурсов удовлетворения фрустрированной потребности.

Автор: Малейчук Геннадий