Погружение в свое одиночество

Почему-то человек так устроен, что он не может быть один. Ему непременно нужен кто-то, чтобы почувствовать себя целостным и наполненным. Одиночество – вещь страшная, пугающая. В поисках одиночестваОно страшит настолько, что мы готовы раз за разом предавать себя, лишь бы не ощутить этот леденящий душу липкий ужас. Мы встречаемся и общаемся с кучей людей – считая это своей потребностью. Мы женимся и выходим замуж, рожаем детей, разводим животных, посещаем различные тусовки и мероприятия, оставляем телевизор или радио навеки включенными – потому, что так принято и потому что… это различные известные способы спасения от невыносимого страха. Страха остаться наедине с самим собой.

Единственный момент единения в человеческой жизни, который давно прошел и никогда не повторится — это пребывание в материнской утробе. Эта память хранится в подкорке у каждого из нас – как память об абсолютном и тотальном слиянии, где ты – это я, а я – это ты.Где твои желания исполняются сами собой, и не нужно даже просить о чем-то. Где ты защищен и находишься в тесных объятьях любимого существа… А потом начинается кошмар отдельности, который уже никогда не заканчивается. И, как бы мы ни стремились, сколько бы иллюзий мы ни строили, мы уже не сможем вернуться в это счастливое состояние одного целого. Особенно дорога нам иллюзия о встрече со своей «второй половиной». Мы мечтаем встретить близкого, дорогого человека, который поймет с полуслова, поддержит, защитит и обеспечит свободу выражать себя так, как мы этого хотим.Встретившись с другим человеком, мы можем на миг, мгновенье ощутить состояние счастливого слияния – как это было когда-то давно… Но потом все равно придется столкнуться с тем, что другой человек – не мечта, а реальность. Он отдельный, у него есть свои желания и права… Он не всегда готов поддержать, и довольно часто не понимает с полуслова. И это очень болезненный момент истины, который способны пережить не все…

С реальным человеком всегда придется строить реальные, а не иллюзорные отношения – вкладываясь в них, сталкиваясь с кризисами и преодолевая их, переживая не всегда приятные минуты… Многие бросаются на поиски другого такого человека, или глубоко замуровывают свои страхи, надеясь пережить и продержаться с тем (и кем), что есть.Так люди стремятся, во что бы то ни стало, уйти от страха одиночества, и для этого они изобрели много разных способов и уловок. Мы способны идти на любые уступки, подстраиваться, жертвовать своими интересами и даже позволять попирать свое достоинство – лишь бы не остаться одним… И, несмотря на все свои усилия и жертвы, в глубине души мы все равно остаемся одинокими. И, если мы будем достаточно чутки к себе, то можем вдруг, внезапно, как гром среди ясного неба, обнаружить:спасения от одиночества нетМы можем бесчисленное количество раз жениться и разводиться, менять окружение – в поисках лучшего, строить своих детей под себя, создавать удобные для себя идеологии, или пристраиваться к чужим – мы все равно не сможем от него спастись. Потому что корень проблемы – не снаружи, а внутри. Мы создаем себе свое одиночество сами, своими руками, даже не подозревая об этом.

Моя подруга недавно потеряла отца. Ей 40 лет, и только перед его смертью она вдруг ощутила желание познакомиться с ним поближе.

То, что она не хотела сделать этого раньше — неудивительно, так как за всю свою жизнь он не сказал ни одного ласкового слова в ее адрес. Конечно, она знала, что отец любит ее. Но она никогда не слышала это напрямую, и вынуждена была искать доказательства его любви в каких-то намеках, инсинуациях.Позвонил, спросил, как дела – значит, небезразлична. Критиковал работу, которую она себе выбрала – значит, беспокоился за ее карьеру. Терпеть не мог ее мужа – стало быть, хотел лучшей партии для своей дочки.Отец моей подруги, не позволяя себе близость и открытость в отношениях с собственной дочерью, сам загонял себя в одиночество. И создавал одиночество для близкого, дорогого для себя человека… Нам часто трудно доверить свои чувства – ибо они могут быть не приняты. Нам страшно говорить о своих желаниях – они могут быть превратно истолкованы. Доверяя, мы становимся беззащитными, душевно голыми, и это момент наибольшей уязвимости. Именно поэтому так трудно доверять – ведь почти невозможно получить именно ту поддержку, на которую рассчитываешь.

Поэтому мы всячески избегаем этой незащищенности, ибо для нас это синоним слабости и бессилия. Мы придумываем и создаем себе маски и роли, благодаря которым у нас появляется иллюзия силы и могущества.

Или хотя бы отсутствия страха. Увы! Иллюзия остается иллюзией, каким бы целям она ни служила. Изо всех сил защищаясь от страха непринятости, непризнания, беззащитности, мы теряем саму возможность очутиться в близости – с партнером, с ребенком, с другом. Мы приучаемся пришпоривать и не слышать себя, теряя свою искренность – все это плата за избегание страха. Мы можем годами не доверять даже самым близким людям, лишая себя того, что по-настоящему ценно. Открытости. Доверия. Близости Что же мешает людям говорить прямо и открыто – о своей любви, признательности, благодарности? Конечно, то, что они не имели этого сами. Им не случилось в своей жизни испытать и прожить подобные отношения, в которых люди — в первую, очередь, родители — могли открываться, быть искренними со своими детьми, и позволять своим детям быть искренними с собой. И это одна часть правды. Другая часть заключается в том, что они так и не смогли ничего поделать с тем наследием, которое приняли, и фактически поддержали.

Они продолжают бояться быть непризнанными и отвергнутыми, и, как результат, боятся попадания в самые тяжелые человеческие состояния — беззащитности и уязвимости. Живя в плену своих страхов, мы редко видим реальность.

Меня до сих пор поражает психологический феномен перенесения страха непризнания с родителей на собственных детей. Другими словами, если у человека есть опыт непринятия родителями его чувств, желаний, потребностей, то почти наверняка он воспроизведет этот опыт непринятия – уже себя самого — в отношениях со своими детьми. В моей практике такие случаи встречаются часто. Родители предъявляют претензии своим выросшим детям – за то, что те их не уважают и не признают их авторитет.Но если прислушаться повнимательней, то понимаешь, что это претензии не к детям, а к своим родителям – за то, что не уважали желания, навязывали свою волю, не признавали достижений ребенка.Теперь же все эти претензии продолжают проецироваться на собственных детей, которые и не должны поддерживать самооценку своих родителей… Нет у них такой задачи! Их задача – поддерживать своих детей. И они сами вправе рассчитывать на поддержку родителей. Но рана непринятия так сильна, а осознание реальности так слабо, что боль и обида рвутся наружу, не разбирая, уместны ли они в данном контексте или нет.Люди, создавая себе свое одиночество, отчаянно пытаются уйти от него с помощью внешних действий и усилий, неизбежно терпя крах. Потому что почувствовать себя в близости в отношениях, можно только, научившись строить эту близость. А для этого придется идти на риск — открываться и доверять.

В самые трудные и острые моменты жизни мы все равно делаем свой выбор самостоятельно – неважно, насколько мы это осознаем. Мы идем по жизни в одиночку, даже окруженные бесчисленным количеством людей… В попытках спрятаться от боли и страха мы мешаем себе принять этот факт одиночества. А принять его насколько трудно, настолько и важно. По-настоящему смирившись с фактом своей отдельности, мы наконец-то сможем быть с другими людьми. Не из страха, не от избегания ужаса. А от настоящего уважения и ценности себя и другой личности и ценности отношений с ней. Цепляясь, мы манипулируем другими и унижаем себя. Приняв свое одиночество, мы уважаем и ценим. Используя партнера, ребенка, работу, статус с целью спасения от своего страха одиночества, мы продлеваем агонию иллюзии и одновременно навешиваем на другого человека требование, которое он не может и не должен выполнять. С другой стороны, принятие неотвратимости своей отдельности позволяет опереться на себя. И тогда не нужно предавать себя, оставаясь с теми людьми, которые, «спасая» от одиночества, требуют непомерную плату.И мы наконец-то сможем отказаться от идеи, что кто-то должен нас избавить от страха быть одному. Потому что никто и не сможет.Погружение в свое одиночество может стать настоящим подарком – подарком ценности своей жизни. И ценности нахождения рядом других людей.

Автор: Вероника Хлебова