Говорят, что все уроки лучше всего проходить на расстоянии.

Уйти, чтобы остаться

Люди очень сильно боятся расходов и расставаний, да и паузы со всякой неопределенностью зачастую наводят на нас панический ужас. «А вдруг в моей жизни больше никогда и ничего не будет?» Будет, еще как будет. Как-то будет — это уж точно, а чтобы было лучше, чем просто «как-то», нужно потрудиться.

Говорят, что все уроки лучше всего проходить на расстоянии. В идеальном случае, конечно же, к отношениям нужно готовиться до отношений, как, впрочем, и ко всем другим важным этапам и событиям нашей жизни, но это уж кому как повезет, кто знает, что нам там по судьбе положено. У кого-то получается приобрести необходимые знания до судьбоносной встречи, а другим приходится огнем, водой да медными трубами счастье свое у жизни отвоевывать, не так все это важно на самом деле. Хочу обратить ваше внимание, что иногда лучше встать на паузу и уделить внимание недоученным урокам по отдельности, вместо того, чтобы совместно разрушить то, что и так еще не окрепло.

Не надо страшиться расставаний! Все, что ваше, обязательно вернется. Неделя, месяц, год — не имеет значения. Всё ваше обязательно вернется, точнее, оно толком и уйти-то никуда не сможет. Вроде бы решили, что все, конец, а жизнь постоянно сталкивает и сталкивает вас на пути. Но близко друг к другу подойти не дает, потому что каждому из вас нужно время, чтобы дозреть. Дозреть друг для друга или для других партнеров — никто не знает, чем в итоге закончится ваша пауза.Временами точки превращаются в запятые, а иногда повисают в воздухе неоднозначным многоточием.Мы сильно боимся расставаний, но еще сильнее мы боимся сближений. И вот тут поди попробуй выбрать из двух зол меньшее. Шаг навстречу — рушатся личные границы, растворяется эго, где ты, где он — да кто бы знал, страшно. Два шага назад гораздо безопаснее, вот так и танцуем — шаг вперед, два назад. Подойти близко и оттолкнуться, больше всего на свете желать быть рядом, но так и не решиться шагнуть в неизвестное.

Чтобы подпустить близко другого, необходимо учиться познавать самого себя. В каждом из нас есть и свет, и тень. Научиться принимать свою тень, научиться любить того, кто внутри, научиться быть благодарным тому, что уже есть в каждом из нас. Часто мы бросаемся завоевывать другого человека, толком еще даже и не познав себя. Зачем бросаться-то? Зачем завоевывать? Углубляйтесь, изучайте то, что есть внутри каждого из нас, придет весна, и цветы распустятся сами. Люди не встречаются случайно, каждая встреча имеет какой-то смысл, только вот что за смысл — не всегда удается разгадать, по крайней мере, не сразу. Большое видится на расстоянии.Чем более глубокий и тонкий мир вы открываете внутри себя, тем более устойчивым (но не бесчувственным) становитесь к изменениям внешней среды. Если внутри светит солнце, то есть ли разница, какая погода за окном? Помните, какая надпись была на кольце царя Соломона? «Все проходит, и это тоже пройдет!» Паузы однажды заканчиваются, расставания снова сменяются встречами, какими встречами — время покажет, а пока, каждому из нас есть, чем заняться.Развивайтесь, расцветайте, раскрывайте заложенный в вас потенциал, учитесь дарить тепло и заботу своим близким, а любовь однажды придет сама, обязательно придет!Если у вас возникли вопросы по этой теме, задайте их специалистам и читателям нашего проекта здесь
©Дина Ричардс

Активные и не очень

Улыбайтесь!

Активные и не очень, спортивные и женственные, строгие и хохотушки, менеджеры и повара, брюнетки и блондинки, — все хотят мужской любви и ее проявлений. Любая женщина тает от слов “единственная”, “любимая”, “ты моя душа”, “я мечтал о тебе всю жизнь”, “я тебя никому не отдам”.Ох, сколько всяческих манипуляций, ухищрений используют женщины, чтобы хоть на сантиметр приблизиться к этим словам и чувствам.Если мы посмотрим на женщин, которые, сегодня слышат все это и счастливы в отношениях, будет крайне сложно найти у них общие черты или действия….Но если бы вы наблюдали и помогали менять жизни и отношения в течение 15 лет, вы бы немножко увидели те проявления, которые помогли многим дойти до той самой мужской любви, а не быстрой потере интереса, раздражению и конфликтам на “ровном” месте. Итак, делюсь.

Пойдем от обратного. Ладно?

Давай представим, что ты пришла в магазин за нужной тебе вещью, тебя неприветливо встречает разнузданного вида продавец. Ну, вот так бывает. Вот все равно ей, что тебе нужно, продаст она тебе товар или нет, она закатывает глаза, причмокивает губами. Как тебе?Теперь представим, что ты пришла в ресторан. Заказ у тебя берет хороший человек официант, очень заинтересованный, с неаккуратными ногтями, в замызганном фартуке и с грязными волосами. Как ты?Ты выбираешь няню для своих детей. Приходит сухая зануда, которая монотонно бормочет про развитие, правила, деньги, часы работы, и ты не видишь ни одной эмоции, ни улыбки, ни участия, заученный текст?На работе тебе дают напарника или напарницу, которые без умолку рассказывают тебе все о себе, о своих друзьях, родственниках, об интригах, перипетиях их жизни. Постоянно. У тебя есть свои дела, но он или она постоянно требуют твоего внимания, мнения, поддержки? Обижается на твою занятость, а потом опять тараторит про кого-то…Ты знакомишься с парнем, который обожает плюшевые игрушки, гель для волос, ласковые словечки и иногда плачет от трепета или обид. Какое у тебя будет ощущение?

1. Внешность не главное, а самое главное

Как у тебя, у меня, так и у любого человека есть возможность и выбор, мы будем ими пользоваться. Если у меня есть выбор купить красивую сумку или не красивую, скорее, я выберу первый вариант.
Также и мужчина при выборе спутницы выберет красивее, потому что это легче и приятней, во-первых, во-вторых, мужчины не верят, что красивый внутренний мир может быть в некрасивом обрамлении.Сложно представить мужчину, который подошел бы к неопрятной женщине с грязными волосами, прыщами во все лицо и сказал: — Прекрасная незнакомка! Не расскажете ли Вы мне про свой внутренний мир, очень хочу с Вами судьбу связать.Шаг первый — научись, прежде всего, выделять, любить свои внешние достоинстваУход за своей внешностью мужчиной будет оценен больше, чем котлеты по супер рецепту, но с чесноком под ногтями.2. Улыбаться тоже надо учиться!Я что, дура улыбаться всем подряд? Так и хочется спросить, — зачем всем подряд, ты что, дура?
Когда ты захочешь убедиться в ненависти к тебе женщин, сходи на какую-нибудь лекцию и постой на месте лектора, посмотри внимательно на слушательниц. В лучшем случае, тебе улыбнется 1% из 100%. И это женщины в безопасных и даже комфортных условиях, они пришли получать знания и, очевидно, что, чем более открытыми они будут, тем легче усвоят знания. Но не тут-то было. Большинство женщин первую половину лекции пепелят взглядом холодной ненависти так, что можно было бы ее использовать на поле брани устрашителями врагов. Самое удивительное, что после этого, в перерыве, одна-две из них подойдут и скажут, что им очень интересно! Вот никогда бы не подумала, правда! Для меня это всегда удивительно, такая степень несоответствия внутреннего состояния и внешнего. А мужчине? Как можно догадаться по каменному лицу о том, что ей было бы приятно познакомиться? Вам же самим не особо приятно с нелюбезными продавцами.

Ответ прост. Многие не умеют улыбаться. А когда мы чего-то не умеем, мы этого боимся. Хорошая новость: есть выбор — бояться дальше или научиться. И, Боже упаси, не учись с незнакомыми или неприятными людьми. Учись сама. Через каждый час, по напоминанию в телефоне — улыбайся себе, хочешь в зеркало, хочешь без. В любом случае будет теплее и одним страхом меньше. А, в лучшем случае, ты будешь владеть своей улыбкой, как оружием, против которого сложно устоять.

3. Куда мне деть свой ум? Я не блондинка!

Многие женщины, убежденные в своей силе и уме, исключают любые проявления женственности, что само по себе глупо.

— Меня просто боятся мужчины!

— Я тебе больше скажу, тебя и женщины боятся. Больше, конечно, боятся твоей принципиальности и правильности.Такая категория женщин, в принципе, все делает по правилам; косметолог там, педикюр, платье трендовое, книжки читает. Но… она — солдат. По уставу!В чем проблема? В кайфе, в свободе, в удовольствии, в комфорте, в смехе от радости. Не бывает отношений без свободы внутренней, которая начинается с позволения себе, между всеми правильными штуками, наслаждаться тем, что действительно нравится! Танцы, пение, кулинария, шоппинг, флористика, мотоциклы, театр, шампанское, туфли, подруги, альпинизм, плавание, лекция, путешествия, рисование — но не для галочки, а для того, чтобы раствориться в этом так, как когда-нибудь вы вдвоем растворитесь в свободе ваших чувств. Ух!4. Корабли лавировали, лавировали, да не вылавировалиНаучись отвечать ровно на те вопросы, которые вы обсуждаете, или тебе задает их партнер. Никогда лишние аргументы, даже самые аргументированные не возбуждали мужчин. Никогда лишняя трескотня не была ценной и важной информацией. Прекрати развлекать окружающих своим мнением на все темы подряд. Это раздражает.Научись задавать вопрос:

— Что я от него конкретно ожидаю?

Активность, внимание, проявления любви, уважение — это все не конкретно.

Кино, цветы, ужин, прибить полку, секс — это конкретно! И когда ты начнешь обсуждать с ним планы, просто включи в них любой конкретный пункт. Мужчина будет только рад.

Когда же ты не понимаешь, для чего мужчина тебе что-то говорит или ведет себя, на твой взгляд, странно, задай ему конкретный вопрос:

— Чего ты от меня ожидаешь?

И если получишь внятный ответ, постарайся его принять. Если же муть всякую: “ты должна чувствовать”, “а сама догадаться не можешь?” и т.п., без раздумий займись собой. Ну, если, конечно, нет желания поковыряться в своей неполноценности, так как с мутью за другим не приходят.

5. Научись любить секс

Секс — это не работа и не обязанность. Секс — это результат общения мужчины и женщины. Секс без результата, а просто потому что — это как розочка без торта, вкусно, но мало.Конечно, есть много тренингов на тему техники и философии секса, но пока ты не будешь сама знать и чувствовать, что тебе нравится в сексе и как, никакой тренинг тебе не поможет. Мастурбация — это инструмент для изучения своих фантазий и тела, своих особенностей.Ничто так не стимулирует мужчину, как женский оргазм, чувственный, искренний, здоровый. Для начала научись расслабляться, изучай тело и свои реакции, фантазируй. Если у вас возникли вопросы по этой теме, задайте их специалистам и читателям нашего проекта здесь
Автор: Анна Иотко

Не тратьте времени на «Почему?».

Мы способны справиться с любым раскладом, сданным нам жизнью, если перестать назойливо задавать себе вопрос «почему это случилось именно со мной?»
Пропала кошка.Прорвало трубу.Второпях пролили кофе на свежую одежду.Что мы чувствуем, когда происходит такое? Тревогу? Раздражение?Увольнение с работы.Внезапная потеря крупной суммы денег.Неприятный диагноз.Тревога усиливается, раздражение превращается в гнев?
Развод.
Болезнь, грозящая инвалидностью.
Рождение ребенка с особыми потребностями.

В какой-то момент тревога и гнев переплавляются в отчаяние. Мы поднимаем глаза к небу. «За что?!»

«Почему это случилось именно со мной?»

Мы ищем кошку, спешно застирываем одежду, сдаем анализы или, стиснув руки, сидим в больнице в ожидании вердикта врачей, и все это время в голове стучит одно сплошное «почему?».Что я сделал не так, за что мне все это? Неужели я был настолько плохим человеком, заслуживающим такого наказания? Как можно было это предотвратить? Что я сделал не так?ЭТО ЕДИНСТВЕННЫЙ ВОПРОС, КОТОРЫЙ НЕЛЬЗЯ ЗАДАВАТЬ, КОГДА СЛУЧАЕТСЯ ТРАГЕДИЯЭто единственный вопрос, который нельзя задавать, когда случается трагедия, когда жизнь раскалывается пополам и склеить ее, кажется, уже невозможно.Потому что единственный ответ, который я знаю, совершенно универсален. И он вам не понравится.

Потому.

Случайность.
Невезение.
Гены сыграли в покер и вам выпал неудачный расклад.

Огромное большинство трагедий, которые случаются в нашей жизни, или невозможно предотвратить, или эта возможность уже упущена.«Почему?» — вопрос, проистекающий из внутреннего упрямства. Сопротивления. Идеи, что все могло бы быть по-другому. Если бы мы больше старались. Тщательней соблюдали. Вообще не рожали. Совсем не жили.Из идеи, что мы, в общем-то, всемогущи, и способны справиться с любым раскладом, сданным нам Жизнью.На самом деле — способны, если перестать назойливо спрашивать себя «Почему?». Остановите поток бесплодных переживаний. Жизнь не признает сослагательного наклонения.Начните с главного.Примите то, что произошло.

Обычно эта идея вызывает огромное возмущение. «Как это — принять? Это значит — смириться! Перестать бороться! Сдаться, опустить руки!».

Нет.

Принять — значит признать, что это — так. У меня неприятный диагноз (и мне очень страшно). Я развожусь (и мне бесконечно грустно). Родился особый ребенок (я чувствую себя беспомощной и кругом виноватой), жизнь больше никогда не будет прежней, и склеить ее так, чтобы трещина не была заметна — не под силу никому.И вслед за принятием, вслед за отказом от бесконечных «Почему?», возникает логичная мысль — теперь со всем этим надо как-то жить. Принимать решение, как лечить болезнь. Переезжать с детьми и учиться быть одинокой матерью или отцом. Понимать, как жить с особым ребенком.Отчаяние возникает там, где мы продолжаем упрямиться и делать вид, что жизнь нисколько не изменилась. Принятие позволяет не сваливаться в отчаяние, а принимать страшные, сложные, возможно — не всегда идеально правильные, решения, улучшающие текущую жизнь. Потому что час, проведенный на риэлтерском сайте в поиске новой квартиры, или консультация с компетентным врачом, или знакомство и общение с родителями таких же особых, как мой ребенок, детей, дает для совладания с ситуацией больше, чем все стиснутые зубы, сдержанные слезы и проглоченные крики в попытке продолжать жить как раньше.Именно в этой точке начинаются изменения в лучшую сторону — мы перестаем бороться и начинаем справляться. Не всегда идеально, но это снижает уровень страдания.Не тратьте времени на «Почему?».Задайте себе другой. самый важный вопрос: «Как мне с этим жить?»
Способ жить с этим есть. Обязательно.

Автор: Светлана Бронникова

Не обманывайтесь.

Осознанность и драма

Привычное состояние для всех нас – это погруженность в драму – социально-бытовой сюжет личной истории, где кипят эмоции и страсти, решаются и не решаются проблемы, осуществляются победы, терпятся поражения, есть свой трагизм и свои хэппи-энды. Живем, как в сериале, где каждая мысль, каждое движение – словно маленькое развлечение и одновременно оправдание себя в глазах всех людей из нашего прошлого, настоящего, будущего. Нечто внутри нас побуждает этот спектакль разыгрывать, воспроизводить снова и снова себя и свою жизненную драму. Такая вот «любовь к искусству». Это драматичное кино о себе мы и называем своей реальной жизнью.

Если обратить внимание на материальный мир, в нем царит тишина.

Речь – не о мире денег и вещей – эти «материи» лишь звено драмы. Речь вот об этой простой жизни, где объекты тихо провисают в пространстве, как бы ожидая своего часа, пока не будут затронуты нашим вниманием.

Мы живем в этих двух реальностях.Первая, знакомая всем драма – это такое хаотичное свето-шумовое шоу из мыслей и чувств.Вторая – реальность осознанности и неизбежных фактов, ни на что не претендуя, остается конкретной и правдивой во всех своих проявлениях. В первую мы и без того погружены с головой. Вторую обнаруживаем, практикуя созерцательность.

Драма заполнена маятой, переживаниями, предвкушениями, в ней все неоднозначно и мимолетно. В осознанности мастера дзен несут воду, когда несут воду, колят дрова, когда их колят, в осознанности наглядно есть только то, что есть прямо сейчас.Мы полагаем, что начинаем духовный путь и всевозможные самокопания, чтобы развить осознанность и успокоить ум, когда на деле все, чего хочется на самом деле – это укрепления драмы, чтобы та не стала трагедией, а доросла до высокобюджетного блокбастера с хэппи-эндом.Пребывая в драме, мы никуда из ее сюжетных линий не выходим, а продолжаем делать все, чтобы сценарием своей жизни можно было гордиться. Посмертно.
В этом смысле самоутверждение противоположно осознанности. Самоутверждение укрепляет драму, осознанность безапелляционно из драмы выводит, буквально пробуждает от ее снов.

Зачем вообще пробуждаться от драмы? И как это осуществить?

Большинство искателей устремляются к осознанности и просветлению, потому что хотят стать лучше, хотят уважения и любви. Дальше таких мотивов заходят немногие. В таком русле «осознанность» – это продолжение драмы – один из красивых снов о чем-то важном и желанном.То есть, устремляясь к осознанности ради самоутверждения, мы продолжаем укореняться в драме. В таком ключе неосознанность демонизируется, на нее наклеивают ярлык никчемности. А «осознанность» поддерживается в основном в форме идеалистичной надежды.Поэтому, для подавляющего большинства духовный путь – это все та же самодовольная, мирская маята под грифом чего-то лучшего, превосходящего обыденную жизнь.

Однако и внешние назидательные просьбы вернуться искателю в «реальный» мир, по сути, лишь предложения переключиться из одного сна в другой. Сектанты с таким же успехом предлагают обывателям включаться в их ряды, чтобы стать ближе к чему-то якобы более реальному.И даже сейчас, когда вы читаете о ложном духовном пути, предполагая наличие истинного и правильного, – это все тот же сон в рамках драмы вашей жизненной истории. На уровне погруженности в драму другой мотивации нет.В какой-то мере реальная осознанность может пробуждаться даже при помощи самоутверждения. То есть, желая стать крутым и продвинутым, если хватает ясности, ум будет проверять, осуществляется ли осознанность на практике, выходит ли она за рамки надежд и предвкушений. И таким образом появляется шанс заметить собственную реальную неосознанность – тотальную погруженность в драму.
И все равно на этом этапе дальше обнаружения своей погруженности в сон зайти почти нереально. И это совершенно нормально. Переживания по этому поводу – очередная драматическая сцена.Дело в том, что на уровне пребывания в драме реальная осознанность не очень-то интересует, в ней нет желанных пряников, она – как воздух и пространство – чиста и спокойна.А наш ум хочет совсем не этого. Он хочет не свободы, а любви и уважения.И здесь надо бы понимать, что осознанность пролегает совсем по иному маршруту. Возможно, ты научишься любить и уважать эту жизнь, но в обмен придется попрощаться с желанием быть любимым и уважаемым. Именно эти жгучие потребности удерживают в драме.Здесь простирается одна непростая, переломная для персонажа драмы черта, за которой вся «картинка» жизни переворачивается. Реальная осознанность приходит, когда нет другого выхода, когда ты сдаешься, и понимаешь, что пытаться выиграть в этом «кино» бесполезно.

Это не подавление желаний из страха облажаться. С таким страхом приходит не осознанность, а глухая депрессия с отчуждением от жизни. Но спутать их – проще некуда. Осознанность – это включенность и обнаружение себя в этот самый момент жизни.

По сути именно так и происходит душевное взросление. Сначала мы выходим из детских сказочных снов, перестаем верить в деда мороза и бабу-ягу. Погружаемся в серьезные сказки для взрослых об успешной, счастливой жизни, семье и карьере. Попутно проникаемся сказками о продвинутых и высоко-духовных, особенных героях. Если повезет, обнаруживаем, что духовные иллюзии едва ли легче мирских, и начинаем, буквально от безвыходности, замечать, что реально, вообще, здесь и сейчас творится.Когда драма обнажается, как безвыходная, ум сдается, он принимает, что ничего поделать не может. «Все, я не стану окончательно просветленным, любимым, уважаемым. Все это драма – мои мысли и чувства, мои проекции, проходящие радужной чередой на фоне сознания. Какая разница, выиграю ли я что-то в этом сне?»В этот момент для осознанности самая благодатная почва, потому что хочется именно ее, а не почета и славы. Ты попрощался с любовью и уважением, драма больше не интересует.На этом этапе, чтобы очнуться от драмы и включиться в осознанность, просто необходим кнут отчаяния. Но постепенно, когда все больше вкуса этого состояния, включаться в него все проще.

Это не наблюдение за мыслями, а интуитивный сдвиг внимания из состояния, где драма казалась реальной, в такое, где она высвечивается, как быстротечное мышление на фоне сознания. Драматизм жизни при этом сбавляет обороты. Сознание начинает преобладать над сном. Оно словно огромный прозрачный, трехмерный фон для узкой струйки мыслей и чувств.

Пробужденность проявляется, когда события и переживания не увлекают тотально, и перестают казаться единственной окончательной реальностью. Появляется островок наблюдающей трезвости, где ясно, что мысли и чувства – это не какие-то события настоящего и будущего. Они мимолетны. В сущности – это все те же сны наяву.Чем выше уровень осознанности, тем тоньше иллюзии, на которые ведется ум. Всему свое время. А если искусственно обесценивать сон, никакого пробуждения не наступит, а вот самоотчуждение и депрессия, о которых выше говорилось, на такой почве могут цвести и плодоносить долгие годы. Поэтому, как говорится, «не пилите грабли, на которых стоите».С большинством клиентов я говорю исключительно в рамках их драмы – и это совершенно нормально. Решаются проблемы сна. Во сне может присниться кошмар, и с этим страхом можно справиться в рамках сна, привести к приснившемуся успеху, не расталкивая человека против его воли.

Здесь я, широко очертя голову, пишу, как пробужденный. Не обманывайтесь. Я такой же, как все, и продолжаю увлеченно верить в свои сказки для взрослых. Но некий вкус к осознанности имею. О нем и рассказываю.

Автор: Игорь Саторин

Задача сложная и внутренне переживается, как очень опасная.

Поиск устойчивой точки

Шизоидный компромисс, как его описывал Гантрип — невозможность быть ни внутри, ни снаружи, ни принадлежать чему-то, ни отказаться от этого. Если перевести это высказывание на язык объектных отношений — невозможность ни быть рядом с кем-то, ни быть в одиночестве.Кажется, что это и есть классический пограничный конфликт (иди прочь/не бросай меня), но на самом деле не совсем так. В пограничной ситуации — нет равновесия, это постоянное метание, непрекращающийся поиск устойчивой точки. И страдание с этим связанное — это невозможность обуздать сильные, разрушительные влечения, и жизнь, которая трещит и рвется под напором этих влечений.

В шизоидном же компромиссе — нет метания, это точка зависания, заморозки. Это жизнь, в которой влечениям и драйвам свернули шею. Ради безопасности. Ради стабильности. Ради того, чтобы сберечь то, что есть на данный момент.Ради того, чтобы сохранить способность действовать и отвечать на вызовы реальности. И цена за это — отказ от чувства личной сопричастности и вовлеченности. Цена — ощущение деперсонализации/дереализации, что в мягких случаях чувствуется словно бы отрешенность от жизни, неспособность соединиться со своими эмоциями, вдохнуть их, неспособность прожить в полной мере ценные моменты собственной жизни.
В более глубокой отделенности это может переживаться, как постоянное ощущение внутреннего холода, пустоты, безжизненности, когда человек сравнивает себя с роботом, с механизмом. Ну и уже в клиническом своем варианте — возникновение мучительного чувства утраты эмоций, когда кажется, что ничто не способно ни порадовать, ни вызвать отчаяние. Само по себе это состояние переживается, как субъективно очень тяжелое, часто можно услышать, что любые переживания тоски, сколь бы мрачной она ни была — были бы большим облегчением.

Но, так или иначе, это увенчавшийся успехом поиск равновесия между щадящим режимом, жизнью внутри футляра — с одной стороны, и внешней деятельностью, которая защищает и отвлекает от мира внутренних переживаний — с другой. Выплачивая эту цену, можно, отгородившись от тяжелых переживаний, выйти на довольно неплохой уровень активности, а порой и постоянной стеничности, когда непрекращающаяся деятельность сама по себе становится частью этого отгораживания.В зависимости от уровня энергии, от интеллектуальных возможностей и от тяжести патологии объектных отношений, выглядеть со стороны это может и как внешне благополучная жизнь с некоторыми психологическими проблемами, и как тяжелая клиническая ситуация.

Порой нарастание личностного дефекта после психотических эпизодов при шизофрении — это возникновение вот такого компромисса на более низком уровне жизненной энергии и возможностей интеграции.В основе подобной организации жизни лежит неспособность к пассивности, к отдыху, к тому, чтобы просто находиться в бездействии, внутри самого себя, и в этом бездействии восстанавливать силы. Любая пассивность организуется так, чтобы одновременно чем-то себя отвлекать, чтобы «забить эфир», пусть и даже и занятием, которое внутренне воспринимается, как совершенно бессмысленное.

В роли такого занятия может выступать и бесцельное блуждание по интернету, и еда, и просмотр сериалов, и даже просто навязчивые мысли, которые идут по кругу, и которые невозможно остановить. Если сил побольше, то этим занятием может стать и какое-то субъективно более дающее, но главное здесь — это организовать свое пребывание наедине с собой таким образом, чтобы соприкасаться с собой как можно меньше. Потому что соприкосновение с собой вне какой-либо деятельности, соприкосновение с собственным базовым ощущением бытия, погружает в мир слабо переносимых переживаний, и, вместо отдыха и расслабления, напротив, внутренне ощущается как уничтожающее, засасывающее, переваривающее или растворяющее. Но с другой стороны потребность в отдыхе, которую никто не отменял, создает мощную тягу к пассивности, к тому чтобы уничтожить собственную занятость, которая с одной стороны защищает, но с другой — непрерывно истощает. Ведь в этой ситуации деятельность всегда определяется не внутренним желанием и готовностью к ней, а словно бы является принятой внешней структурой, которая одновременно и спасает, и насилует.

Естественное желание отдыха в этой ситуации внутренне воспринимается, как нечто смертельно опасное, то, что засосет в черную дыру бездействия, с полной невозможностью вновь вернуться к жизни. В речи клиентов это переживание можно услышать, например, через их опасения, что стоит им только перестать регулярно что-либо делать, как они это окончательно и навсегда забросят, что только постоянно сохраняя определенный порядок и организацию жизни (порядок, который парадоксальным образом сочетает в себе крайнюю ригидность и крайнюю хрупкость), они могут сохранять себя.На терапию такие клиенты приходят обычно тогда, когда этот компромисс начинает шататься и разваливаться, когда внутренних ресурсов перестает хватать, чтобы поддерживать привычный уклад, и истощение начинает определять рисунок жизни. Оно может проявляться либо напрямую — через апатическую депрессию, либо косвенно, например, через соматический симптом или возникновение других проблем, не позволяющих более жить прежним образом.При работе с такими клиентами, рекомендации, основанные на здравом смысле, вроде «больше отдыхать, меньше работать», либо же более замаскированные их аналоги по типу «а давай посмотрим, какие у тебя есть возможности отдохнуть, и как ты мог бы/не позволяешь себе восстанавливать свои силы» — по понятным причинам не помогают.Ошибочно также и понимание вот такой деятельности через нарциссическую динамику, когда невозможность остановиться и сделать паузу, терапевтом (а порой и самим клиентом) воспринимается, как тяга к достижениям и признанию, и работа направляется на то, чтобы скомпенсировать силу этой тяги. Лишь выявление более глубокого уровня страха небытия, позволяет затронуть основу этой проблемы. И облегчить страдание тут можно лишь через сознательное соприкосновение с этими базовыми страхами, и с теми непереносимостями, которые возникают у клиента, когда тот остается наедине с собой.

Выход из шизоидного компромисса — задача сложная и внутренне переживается, как очень опасная. Ведь только через погружение в эти переживания внутри черной дыры бездействия и апатии, через проживание этой дыры и ужаса не существования, возможна их переработка и восстановление способности жить и чувствовать полной грудью. Нередко клиенту более чем достаточно и промежуточного результата, когда удается вновь восстановить развалившийся шизоидный компромисс или получается выстроить этот компромисс на более высоком уровне активности. Но для тех, кто уперт, настойчив и чувствует внутреннюю необходимость этого — это задача, требующая нескольких лет терапии, но решаемая.

Автор: Этель Голланд

Это болезненное и одновременно сладостное чувство

Жалость к себе – самовоспроизводимый сладкий яд, приводящий личность к психологической инвалидности

Ничего не изменилось за века. Неизъяснимое наслаждение испытывают люди, созерцая великие трагедии Шекспира о смерти Ромео и Джульетты, Дездемоны или принца Гамлета, слушая прекрасную музыку Верди, когда старый паяц рыдает над мертвым телом своей любимой дочери, погибшей по его же вине.

Аристотель, объясняя этот феномен, употребил термин «катарсис», означающий в переводе «очищение души». Как известно, катарсис в свое время стал первым методом зарождающегося психоанализа и используется до сих пор в самых разных направлениях психотерапии. Но З.Фрейд в дальнейшем отказался от этого метода (как основного) и стал считать главной задачей работы – достижение пациентом осознания своих неосознанных желаний, травм, защит, переносов и т.д.
Может быть, все-таки Аристотель неправ или не совсем прав? Почему все-таки при созерцании трагедии зритель не только загадочным образом очищает свою душу, но и получает большое удовольствие? Однако. Тот же Аристотель сказал еще, что трагедия должна вызывать два взаимосвязанных эмоциональных эффекта: ужас и жалость. А вот жалость является «эстетической ловушкой», (это уже наши слова – Н.Л.), которая снова и снова притягивает внимание зрителя или слушателя к произведению искусства. Так что дело не только в катарсисе.
Жалость – это болезненное и одновременно сладостное чувство, сочетание страдания и безнадежности, затягивающее в воронку, вытекающей в бесконечную пустоту энергии. Это непрекращающиеся попытки вернуться в прошлое и сделать так, чтобы что-то произошло по-другому, с одновременным пониманием, что это невозможно.

Закономерность, открытая великим философом почти две с половиной тысячи лет назад, не потеряла значения до сих пор. Если не произошло ничего ужасного, а это гибель чего-то прекрасного, то и некого, и не о чем, жалеть. А без жалости не будет нежного и печального чувства, которое доставляет максимум удовольствия при созерцании трагедии. Жалость – чувство, в котором сочетается сожаление о невозвратной потере и нежность по отношению к жертве (или жертвам) трагедии. Это очень сильно «цепляет», именно потому, что исправить ничего нельзя и «гештальт» никогда не завершится, невозвратное счастье будет всегда вызывать нежное сожаление. А эта нежность к чему-то прекрасному и погибшему доставляет несказанное удовольствие, сходное с чувством любви. В добавок, если обычная любовь быстро заканчивается, то жалость – никогда. Незавершенный гештальт всегда требует завершения, но не может завершиться и снова и снова воспроизводится в душе зрителя. В этом смысле выгоднее всего смерть. Нельзя оживить умершего, а сожалеть можно всегда. Поэтому миллионы людей любят представлять свою смерть и как это будет выглядеть, и как «они» (это родители, дети или мужья и жены) будут плакать и раскаиваться. И люди очень жалеют самих себя «умерших» в этом внутреннем «кинофильме», сами плачут над собой исполняя мысленно роли родственников или почитателей.

Кто бы стал смотреть «Ромео и Джульетта», если бы они не умерли, а поженились. Это был бы водевиль какой-то, он не обладал бы неотразимой привлекательностью, которую этой истории придает гибель юных и прекрасных влюбленных. По аналогии у каждого человека это вызывает еще и сожаление о собственной первой любви, которая практически ни у кого не привела к женитьбе-замужеству и счастью.

Поэтому так хотелось бы, чтобы хотя бы они были счастливы, но это не сбылось. Каждый зритель испытывает нежное и одновременно болезненное чувство, которое и называется жалостью, созерцая этот бессмертный спектакль. «Ну как же он не догадался, что она спит?», «Ну почему же монах опоздал предупредить?», «Почему нельзя было примирить Монтекки и Капулетти?» — эти мучительные вопросы, связанные с желанием не допустить трагедии, желанием переделать историю, все время мучают зрителя.
Похоже, что и трагическая смерть Иисуса Христа, которую нельзя отменить, вызывало и вызывает болезненное сопереживание у миллионов верующих и даже неверующих. Потому что он был так прекрасен и полон любви и погиб, хотя и мог бы быть спасен, если бы не стечение обстоятельств. Сколько смирения и благородства, сколько любви к людям. И такая гибель в самом расцвете.

Эта трагедия возможно привлекла к нему больше сердец, чем его жизнеутверждающая, полная любви, философия. Несмотря даже на то, что он воскрес, что все-таки не настолько убедительно, как то, что он умер. Вечное сожаление о гибели прекрасного вызывает восхищение и любовь. А зачем плакать о его смерти, если он воскрес? Он же зачеркнул тем самым смерть и всем дал оптимизм и надежду? Но происходит ровно наоборот.
Не думаю, что Иисус Христос это сделал намеренно, с целью произвести «спецэффект», но многие люди давно раскусили, что, вызывая жалость к себе, они могут получить много бонусов, много льгот и заботы. Некоторые даже поняли, что жалеть самих себя совершенно можно бесплатно и в неограниченном количестве.

Можно, как уже говорилось, постоянно воображать собственную смерть и плакать над собой от умиления, представляя толпу зрителей и особенно собственных родителей, которые высказывают сожаление о безвременной кончине столь прекрасного человека. При жизни может быть не любили, но умершего нельзя не жалеть, этого не допускает общественная мораль.

Поэтому жалость к себе невероятно распространенное явление, и оно создает целый комплекс препятствий для оказания психологической помощи. Если клиент выздоровеет (имеется ввиду, психологическое, но не только, здоровье), то как же он будет жалеть себя? А жалость к себе составляет для него самое главное удовольствие, даже наслаждение, в жизни. Жалость к себе служит оправданием эмоционального шантажа по отношению к другим людям. Жалость к себе позволяет потакать своим слабостям, оправдывать свои недостатки и неудачи. Можно, например, просто ничего не делать, а вместо этого пьянствовать, потому что все равно «никому не нужен».Жалость – это нежность, которая дается жалеемому, за то, что он несчастная жертва и награждается суррогатом любви и заботой за свои страдания, несчастья и болезни. Естественно, жалеемый быстро понимает, что он может ничего не делать, он складывает свои «лапки», и уходит в болезнь. Это может быть депрессия, алкоголизм, наркомания, страхи и панические атаки или просто пассивность и безделье.

Жалость – это сладкое и одновременно болезненное чувство, возникающее, например, при нежелании расстаться с тем, с чем неизбежно следует расстаться, или это разделенное совместно с кем-то другим страдание, растягивающее страдание во времени. Характеризуется отсутствием реальной помощи, но связанно с чувством безнадежности или безвозвратности. Жалость к себе – самовоспроизводимый сладкий яд, приводящий личность к психологической инвалидности.

Оправдывающие жалость обычно не видят никакой другой альтернативы этому чувству, кроме бессердечия или жестокости. Но это не так.

Альтернативой жалости является подлинная любовь, или просто реальная помощь, направленная на пробуждение самостоятельных сил личности, помогающих ей достичь здоровья, успеха, социальной активности и счастья.
Привычка жалеть себя формируется обычно в детстве, когда, например, мама жалела ребенка, когда он болел. Тогда можно не ходить в школу, не выполнять домашнее задание, можно лежать на диване, пить горячий чай с медом или малиной. Тогда мама проявляет нежную заботу, ставит градусник, целует, поправляет подушку. Когда же ребенок здоров, то отношение другое: «Покажи дневник! Почему такой беспорядок в комнате? Не мешай!»

Привычка печалиться или болеть, и получать за это какие-то поглаживания, какое-то внимание, становится образом жизни и моральной нормой. Подобная моральная норма сильно распространена в обществе, где считается правильным жалеть и утешать несчастного или просто плачущего.

Проявлять сочувствие – это действительно важно и правильно, но привычка получать жалость за постоянную грусть и беспомощность, не может быть одобрена.

Многие люди вырабатывают в себе манипуляторские стратегии с помощью которых они привыкают «разводить» других людей на поддержку даже в тех случаях, когда легко могли бы и сами справиться с трудностями. Поскольку другие не всегда «под рукой», то удобно и выгодно жалеть самого себя. Как уже говорилось, такая жалость доступна нам в любое время и в неограниченных количествах.Жалость к себе приносит скрытое наслаждение «жалельщику», но отравляет его же, лишая сил и стремлений, потому что он понимает, что жалость дается за слабость, несчастье и болезнь, поэтому самый надежный способ получить ее – быть несчастным, умирающим или больным. Выгода: и не надо стараться, можно оправдать любую неудачу, награда всегда тебе уже заранее обеспечена.

Жалость сообщает жалеемому, что он жертва и находится в безвыходной ситуации. А если ситуация не безнадежна, то зачем же жалеть, тогда трудиться надо, преодолевать трудности и побеждать. Но победителей и здоровых не жалеют. Что почти равносильно в представлении «жалельщиков» тому, что их не любят.

Быть больным и неудачным очень просто. Можно просто ничего не делать, не учиться, не стараться, можно пить, курить, развлекаться, рисковать жизнью и т.д. А после окончательного провала можно весть остаток жизни себя жалеть и оправдывать стечением обстоятельств, судьбой, плохими родителями, учителями, бедностью, болезнями и т.д. Я не отрицаю важности стартовых условий, не в этом дело. Дело в том, что жалость к себе приводит к хронической печали, безволию, депрессии, признанию себя жертвой и чувству безнадежности.Как же быть? Привыкший к жалости клиент боится, что, отказавшись от жалости, он больше ничего не получит. Никто его не погладит, никто ему не поможет, он будет одинок в этом холодном эгоистическом мире. А кто же любит победителей? Им завидуют. Их стараются превзойти, опровергнуть, очернить и т.д. Тот, кто стоит выше всех на пьедестале, всегда одинок. Как говорил мой учитель: «Не так трудно сделать открытие, как сделать так, чтобы тебе это простили».Но выход есть, есть решение и методы его осуществления. Надо только подвести к этому решению, а для этого можно привести некоторые примеры.

Пример 1.

Например, пожилой алкоголик пьет и одновременно плачет: «Главная моя проблема в том, что я никому не нужен». Когда-то он был красивым молодым юношей, талантливым, с «золотыми» руками, с высшим образованием. Сейчас он – «развалина» с разрозненными гнилыми зубами, допившийся до положения грузчика, полный гнева против несправедливой жизни.

У него отличная жена и замечательные дочери, которые любят его и заботятся о нем, несмотря на постоянное пьянство и едкий характер. Он из прекрасной семьи, отец и мать — доктора наук, но они развелись, когда он был маленьким и поделили двух сыновей. Он остался с мамой, но ей было не до него, она все время была в работе, постоянно ездила на великие стройки, перекрывала Енисей. Он понял, что никому не нужен.

Более всего он хотел бы соединить свою семью и получить любовь родителей, но это было невозможно, его сильнейшее желание было блокировано. К этому страданию надо было приспособиться, поэтому он все время жалел себя за то, как несправедлива к нему судьба, завистливо глядя на других молодых людей. Когда он жалел себя, то лучшим способом утешения была водка, она позволяла забыть о страдании, отключиться и ощутить теплое состояние любимого ребенка, спящего у материнской груди. Если кто-то спасал его от неприятностей, доводил до дома, раздевал, мыл, ругал, то он ощущал, что все-таки он кому-то нужен. Подспудно он считал родителей виноватыми в его несчастье и в душе наказывал их своими актами падения, одновременно надеясь, что они придут и докажут ему свою любовь. Но они этого не делали, да и не получилось бы.Алкоголизм породил новые проблемы. Его стали понижать на работе, возникали конфликты в семье. К этому тоже надо было приспосабливаться. Надо было сказать, что все вокруг неправильно, несправедливо, тем более, что шла Перестройка. Надо было снизить свои амбиции, надо было считать себя жертвой несправедливости (а он и так считал себя жертвой). Чтобы при этом повысить свое самоуважение, надо было всех критиковать и поучать. Денег было мало, надо было стать экономным и подозрительным. Надо было спрятать свой внутренний мир от всех, прикрыть свой стыд, поэтому тело было постоянно напряжено, грудь впала. Откровенность он позволял себе только в состоянии опьянения, тогда наружу выходили истинные чувства, но их слышали только случайные люди или друзья алкоголики. И т.д., и т.д.

Если бы он смог увидеть этого маленького несчастного ребенка (самого себя), страдающего от отсутствия любви. Если бы он мог щедро дать ему любовь, чтобы тот смог простить свою мать и отца, то произошло бы чудо, и вся махина страданий и адаптаций, вместе с ужасным опытом унижений, развалилась бы в одно мгновение, и алкоголь уже не стал бы нужен, стал бы даже отвратителен. Если бы…

Если суметь добраться до исходной причины, породившей клубок проблем и каким-то образом устранить глубинный конфликт, то вся система психологических «наростов» может быть устранена. Все патогенные адаптации рассыплются, как карточный домик, или как царство Кощея, в момент, когда сказочный герой сломает кончик волшебной иглы. Игла, кстати, очень удачно символизирует тот первичный импульс, который все породил, и был потом успешно запрятан в яйцо, потом в утку, потом в зайца, потом в сундук и т.д., в глубины бессознательного.

Можно длительное время бороться с внешними слоями проблемы, но к удивлению терапевта, все достижения вновь и вновь будут исчезать без следа, а старые симптомы, которые являются проявлениями адаптаций, возникать вновь и вновь. Это будет продолжаться до тех пор, пока не совершится ключевое изменение, когда игла будет сломана, после чего все симптомы потеряют всякий смысл.Но жалость к себе становится наркотиком, уже обретает для человека самостоятельный смысл, она становится истинной целью, в ней заключена главная награда. Поэтому можно пустить всю свою жизнь «под откос» лишь бы постоянно испытывать печаль, безнадежность и жалость.
Для выздоровления клиенту необходимо отказаться от жалости к себе, надо выработать, простите за повторение, здоровое отношение к себе. А что это такое здоровое самоотношение? И как же отказаться от жалости? Ведь отказавшись от жалости человек сразу ощущает «холод этого мира», и думает, что теперь то он точно ничего не получит, и никому не будет дорог. Это может привести его к депрессии, хотя и жалость тоже приводит его к депрессии.

Многие люди думают, что отказ от жалости означает переход к жестокости. Но это не так. Очень часто клиенты как раз и «курсируют» психологически между жестокостью и жалостью, сначала обращаясь жестоко с самими собой (или другими), а потом жалея того же, кого мучили.Поэтому необходимо найти позитивную замену чувству жалости, а это – только любовь! Если жалость – это награда за несчастье, то любовь – это поддержка успеха и процветания. Мы ведь хотим любимому счастья. Если жалость сообщает человеку, что он – жертва, то любовь говорит – «ты можешь, я на твоей стороне». Если жалость сообщает человеку, что все безнадежно, и он все равно обречен, то любовь сообщает, что «все в твоих руках».

Жалость — это нежность, но нежность парализующая, потому что как только ты проявляешь движение к выздоровлению, жалость прекращается. Эта нежность, смешанная с чем-то болезненным, с каким-то страданием, может быть с состраданием, но точно смешанная с каким-то страданием и безнадежностью. Иначе она прогоняла бы страдание, дарила бы силы и уверенность и была бы тогда… любовью!Любовь – это энергия, направленная на счастье, здоровье и процветание любимого. Когда вы жалеете, вы утешаете, когда любите – хвалите и вдохновляете. Когда жалеете вы говорите: «Бедняжка, ты уже совсем больной». Когда любите: «Ты молодец, как ты классно это сделал».Пример 2. «Израненная птица»
На прием пришла женщина примерно 50 лет. Она испытывала сильное депрессивное состояние в связи с тем, что ее муж, успешный бизнесмен, стал пить, изменять ей, вести себя по отношению к ней совершенно пренебрежительно. Она его очень любила, да и экономически от него полностью зависела. Она переживала мучительные чувства, локализовавшиеся где-то в середине груди. Я спросил: «А на что похожи Ваши чувства, если представить, что они находятся прямо перед Вами?»

— На раненую птицу. У нее рана в груди, из которой течет кровь.

— А что Вы чувствуете к этой птице?

— Мне ее очень жалко.

— Тогда пожалейте ее прямо сейчас. Мысленно проявите к ней жалость.- Тогда у нее кровь сильнее течет из груди, она уже еле волочит крылья по земле.- Наверное, Вы недостаточно ее пожалели. Сделайте это еще.- Ой, тогда она совсем легла на землю. А кровь уже просто ручьем течет из ее груди. Мне что-то плохо становится. Надо, наверное, заканчивать сеанс.- Нет, нет. Срочно сделайте наоборот. Скажите ей: «Птица я больше не буду тебя жалеть, вместо этого я разрешаю тебе быть здоровой и сильной».

— (Удивленно) Кровь у нее меньше течет. Она привстала на свои ноги.

— Еще раз скажите ей то же самое.

— Да, теперь рана совсем зажила, кровь не течет, она куда-то пошла. Только она не может летать…

— Скажите ей: «Я больше не буду тебя жалеть, никогда не буду тебя жалеть, вместо этого я разрешаю тебе быть сильной, здоровой и летать».

— Нет, этого не может быть!

— Все равно скажите.

— Она куда-то идет… Нет, этого все равно не может быть.

— Еще раз скажите.

— Нет, этого не может быть.

— Все равно еще раз скажите…

— О, она подошла к краю пропасти. Боже мой, она взмахнула крыльями и взлетела. О, как это прекрасно! О, как хорошо я себя чувствую.

На этом конечно, наша работа не закончилась, но этот прием отказа от жалости, с заменой ее на разрешение достигать здоровья и успеха, мы применяли неоднократно в самых разных ситуациях с неизменным положительным результатом.

На этом примере также видно, как проявление жалости к себе (ведь птица олицетворяла саму клиентку) усиливает депрессию и ухудшает самочувствие в реальном времени. С другой стороны, проявление любви к себе также в реальном времени, здесь и теперь кардинально меняет самочувствие и создает возможность выхода из депрессии.

Мы еще обычно рекомендуем хвалить себя за каждый успех, за каждое продвижение к здоровью и процветанию. Рассказывать другим и самому себе о своих достижениях, радостях и удачах. Рассказывать веселые и добрые истории вместо печальных и унылых, перестать жаловаться и прибедняться.

В нашем обществе сохраняется эта устойчивая привычка жаловаться на свою жизнь и рассказывать друг другу при встрече об ужасах, несчастьях и несправедливостях. Хвастаться успехами и делиться радостями как-то неприлично, как будто можешь обидеть человека, у которого все плохо, или вызовешь зависть, да еще сглазят, как говорится… Поэтому лучше прибедняться, скрывать свои достижения, скромничать.

О чем поется в русских песнях? Да по большей части о печали, несчастье и смерти: «Извела меня кручина, подколодная змея…», «Напрасно старушка ждет сына домой…», «Вот упал он у ног вороного коня…», «Умру ли я, ты над могилою гори сияй моя звезда…», «Черный ворон, что ты вьешься, над моею головой…» Думаю, вы легко продолжите этот список.

Но вот одна из песен из нашего прошлого особенно поразила меня. Эта песня была необычайно популярна в начале прошлого века, но была запрещена коммунистической властью, и сейчас мало кто ее помнит. Начинается она так: «С Одесского кичмана бежали два уркана». Это значит, что из Одесской тюрьмы сбежали два бандита. А потом эти «урканы» беседуют между собой, рассказываю как помню, сохранив своеобразие орфографии:

«Товарищ, товарищ болять мои раны,
Болять мои раны глубоке.
Одна заживаеть, другая нарываеть,
А третья открылась на боке.Скажи же товарищ, за что жеМы проливали свою кровь?За алые губки, коленки ниже юбки,За эту распроклятую любовь».А заканчивается песня вообще шикарным «психоаналитическим» аккордом:»Товарищ, товарищ, скажи моей маме,Что сын ее умер на посте,С винтовою в рукою, с шашкою в другою,С веселою улыбкой на усте».
А вот знаменитая современная песня: «Я тебя никогда не увижу, я тебя никогда не забуду». А песня на слова гениальной Марины Цветаевой: «Еще за то меня любите, что я умру». Вот она жалость как вершина эстетики.

Можно, конечно, найти и радостные и разухабистые песни об удали и любви. Но их процент значительно меньше. Как уже говорилось выше, в искусстве используется ужас и жалость для усиления эмоционального эффекта. Поэтому жалость для большинства людей обретает знак плюс, как что-то морально достойное, желательное, правильное и даже обязательное. Несчастного, больного, нищего или умершего нельзя не пожалеть, это просто социальная обязанность. Поэтому жалость просто гарантирована, вызывать жалость – это очень надежное средство манипуляции.Среди клиентов встречаются, условно говоря, «профессиональные страдальцы». Они приходят только, чтобы жаловаться, чтобы и психолог был задействован в борьбе с их страданиями, но, чтобы он тоже не справился. У меня была такая клиентка, которая полчаса взахлеб и с сияющими глазами рассказывала о том, как она страдает. Когда я все-таки переключил ее на решение этой проблемы, и даже сумел привести ее к решению, то лицо ее стало каким-то скучным, она явно была недовольна, и тут же открыто заявила мне, что у нее есть еще миллион причин быть несчастной и страдать. Больше она ко мне не пришла.

К таким видимо относится стишок Корнея Ивановича Чуковского:

«Ох, нелегкая это работа, из болота тащить бегемота».

Я раньше думал, что бегемота трудно тащить из болота, потому что он тяжелый и скользкий, а на самом деле – потому что он живет в своем болоте. Ему там хорошо. Так и некоторые клиенты предпочитают жить в болоте своего уныния, а если вы даже вытащите его оттуда, то он тут же плюхнется в это болото обратно, как только выйдет и опомнится после вашего сеанса.

Здесь уместен и еще один гениальный стишок Корнея Ивановича, который я иногда вставляю в разговор с клиентом, когда это помогает последнему кое-что осознать:

«Плачет сиротка Федотка,
Нет у него никого.
Только мама да папа,
Да тетка. Только дядя,
Да бабушка с дедушкой».

Пример 3. «Живой труп»

Был у меня клиент, страдавший от депрессии и тревоги. Мы работали с ним над этой проблемой около полугода, и ему стало значительно лучше. Он имел много оснований для подобных состояний.
Например, в детстве отец бросался с ножом на маму. С другой стороны, мама ударила его так, что он упал и сильно разбил голову о батарею. Женщины его предавали…Партнеры в бизнесе подставляли. Мы разбирали все эти ситуации, он стал много спокойнее, респектабельнее, а работал он в одном министерстве юристом. Он стал приходить на консультации редко, раз в две недели. Вдруг срочно «прилетает».
— Что случилось? — спрашиваю.

— Тетка в Подмосковье умерла. А меня так страх сковал, что я не только к ней на похороны не могу поехать, я и на работу пойти не могу.

— А на что похож твой страх?

— Гроб стоит.

— А кто в гробу лежит?

— Да я сам и лежу.

— И что этот мужик, что в гробу лежит, хочет?

— А он хочет, чтобы все, кто собрался на похороны, плакали и сожалели о его смерти, говорили, какой он хороший, и почему же они безвременно потеряли его.- Хорошо. Представь, что мы все, кто приехал на похороны, собрались вокруг гроба, и плачем, и сетуем, что такой хороший человек так рано от нас ушел, покинул нас. Что происходит с мужиком, который в гробу?- Он довольный в гробу лежит.- Так получается, что ты – артист. Представь, что мы все собрались вокруг гроба, восхищаемся, хвалим этого мужика: «Ты же просто Народный артист. Браво, браво! Как ты здорово сыграл свою депрессию, страх и смерть! Вот цветы, венки, медали». Что тогда делает мужик?
— Он встает в гробу и раскланивается.

— А как ты сейчас себя чувствуешь?

— Мне хорошо, страх прошел.

— Так получается, что ты Народный артист и есть, ты здорово сыграл свою депрессию и страх. Я тебе советую: «Каждый раз, когда ты будешь впадать в депрессию или испытывать страх, тебе нужно аплодировать самому себе и говорить: «Ты народный артист».

Кроме того, я рекомендую тебе расширять репертуар, а то ты артист одной роли, ты играешь только несчастного Пьеро: «Пропала Мальвина, невеста моя!» А есть же еще роль упрямого Буратино, доброго Папы Карло, храброго Артемона, в конце концов, злого Карабаса Барабаса».Моему клиенту как-то это все не понравилось, но он признался, что в юности очень любил выступать на сцене с грустными песнями о погибшей любви, и они больше всего нравились публике. Еще он притворялся смертельно больным, чтобы его девушка больше любила. Он заявил, что полностью выздоровел и ушел. Больше он не приезжал ко мне. Но через год позвонил и сказал, что опять столкнулся со страхом и ему нужна помощь. Я назначил встречу, но спросил: «А почему же ты год назад не приехал?» «Страшно встретиться с самим собой» — ответил он, и снова не пришел на сеанс.
Из этой истории понятно, что жалость к себе может иметь отношение к стремлению личности производить впечатление на других людей (то есть к демонстрации, артистизму). Постоянная демонстрация с избыточной эмоциональностью, требующей внимания со стороны окружающих, называется истеричностью.

Истерические личности обычно эксплуатируют чувства жалости со стороны окружающих, эмоциональным шантажом требуя избыточного внимания к себе, сопереживания и заботы. Критерием является интуитивно понимаемая и разделяемая большинством людей норма сочувствия и поддержки. Сначала мы оказываем поддержку страдающему, но когда понимаем, что он уже давно может обходиться и без нашей помощи, что он уже эмоционально истощил нас, но не прекращает требовать внимания, уже и без всяких объективных оснований, то это и называется эмоциональным шантажом или истерическим поведением. В таком случае следует прекратить неэффективную помощь и переключить эту личность на функции самоподдержки. Разоблачение стремления клиента в избыточном внимании и артистизме может стать существенным фактором его выздоровления. Но, расстаться со своим артистизмом и стремлением получать жалость и внимание от других людей многим клиентам слишком (опять же) жалко.
Как уже говорилось, привычка к саможалению обычно формируется еще в детстве под влиянием поведения матери, проявляющей жалость и потакающей страданиям и печали, проявляемым ребенком. Многие считают, что если не будут проявлять жалость, то альтернативой может быть только безразличие или жестокость, но это не так.

Альтернативой может быть реальная помощь и поддержка, оказываемые до обретения ребенком здоровья и самостоятельности, поощрение этой самостоятельности, проявляемая родителем заинтересованность в успехе и процветании ребенка, похвалы и награды за достижения, успехи и здоровье. Если здоровому ребенку уделяется достаточно внимания, если здоровье поощряется, то он не станет завидовать больному ребенку или стремиться к болезни.Можно сказать, что саможаление возвращает взрослого человека в состояние беспомощного младенца, способствует регрессии. Это состояние создает чувство «наркотического» удовольствия, прекратить его можно только с помощью мучительных усилий, а потом клиент испытывает настоящую «ломку». Очень хочется быть маленьким.
Чтобы перестать себя жалеть следует повзрослеть, принять ответственность за самого себя и свою жизнь.
Важнейшую роль в привязанности к этим паталогическим эмоциональным состояниям играет убеждение, что жалеть – это правильно и хорошо, которое сложилось, естественно в детстве. Жалея себя человек предполагает, что и другие люди должны его пожалеть, проникнуться его чувствами и снизить свои требования к нему, а то и сделать все, что следует за него. Он считает, что жалость – это норма, даже нравственный императив.

Пример 4. «Он обязан меня жалеть»
Ко мне пришла на консультация молодая пара, недавно поженившаяся, но уже близкая к разводу. Оказалось, что причиной их взаимного недовольства была привычка молодой жены постоянно жаловаться и требовать от мужа жалости и утешения. Он был нормальным, спокойным и спортивным парнем, а жена постоянно доставала его своими абсолютно бессмысленными и неадекватными тревогами и страданиями. Все было в порядке. Он считал, что имеет право посмотреть по телевизору футбол, но ей совершенно необходимо, чтобы именно в этот момент он услышал о том, как она несчастна и о том, какие беды могут произойти с ней в будущем.Я объяснил ей, что она не права, и следует ей обратиться к светлой и радостной стороне их совместной жизни. Но она была возмущена: «А почему же ее мама всегда жалела ее, сочувствовала и обсуждала с ней все печали и страдания?» Я объяснил, что мама была неправа и преподала ей неверный урок, кроме того, муж не может быть такой же по характеру как мама, а жена – не ребенок.

Но она не унималась: «А почему же он раньше, то есть до свадьбы он жалел и утешал, а теперь он не хочет?» Ну как ей объяснить, что парень хотел ей понравиться и потакал ее слабостям, но не думал, что это навсегда и он подряжается на вечную работу «заплаканной жилеткой»? Она требовала «продолжения банкета» как будто он дал ей обещания всегда утешать ее, а теперь обманул. Она была возмущена до глубины души и считала, что абсолютно права.

Парень же был возмущен «в другую сторону»: «Ну сколько можно?» Она же отвергала идею, что может сама дать себе поддержку и любовь, несмотря на то, что реальных причин для несчастий не было, в том числе и в ее прошлом. Просто она «подсела» на наркотик жалости.

Что делать, через неделю парень хлопнул дверью и ушел от нее. Она пришла ко мне, чтобы еще раз понять, в чем ее ошибка. Еще раз я объяснял ей такую очевидную для меня истину, но она никак не могла согласиться. Это разрушило бы ее картину мира и моральные принципы, привитые мамой: «Мама же считала, что так делать хорошо?»

Больше я ее не видел, но почему-то я думаю, что молодой муж к ней так и не вернулся.Бывает, что причина сегодняшней привязанности к жалости скрывается в прошлом, в какой-то реальной потере, с которой так и не смог проститься. Эта ситуация, а главное, способ адаптации к ней порой распространяется на всю остальную жизнь.Пример 5. «Слезопад»

Молодая женщина, сама практикующий психолог, ведущий тренинги, обратилась с проблемой, что она постоянно плачет, без всякого реального повода. Даже на собственном тренинге может вдруг непроизвольно заплакать, и это ей уже мешает в профессиональной деятельности. Если видит мужчину со сломанной рукой в метро – плачет, на улице одинокую собачонку – плачет… Что делать?

Я задал простой вопрос: «А с какого времени Вы плачете? Что произошло?» Ответ был простой и ясный: «Мне было восемь лет, когда папа ушел из семьи. Я пришла из школы, мама сидит и плачет. Я ее тоже обняла и заплакала. Сестра тоже пришла, обнялась с нами, и заплакала. С тех пор мы встречаемся после работы с мамой, и всегда обнимаемся и плачем».Что называется, «к гадалке не ходи», все ясно. Привычка жалеть маму, жалеть себя, всегда возвращаться к теме общей потери, сформировала привычку к жалости, как наиболее предпочтительной реакции на чужие и свои трудности. Я объяснил это клиентке, объяснил про «сладкий яд» и предложил отказаться от жалости, но обязательно заменить ее на любовь. То есть: «Мама я не буду больше тебя жалеть, несмотря на потерю папы, вместо этого буду тебя любить, разрешаю тебе быть счастливой и буду тебя любить и за это». Аналогичный текст следовало говорить и образу себя маленькой. Надо было еще отпустить папу.

Мне показалось, что клиентка была недовольна, хотя все поняла и поблагодарила. Наверное, она понимала, что ей придется в значительной степени перестраивать свою жизнь и отношения с мамой. Больше я ее не видел и не знаю, какие были отдаленные результаты.

Жалость к себе может способствовать возникновению даже очень тяжелых психосоматических заболеваний. Те примеры, которые я приведу далее, не обладают безусловной доказательностью, в том смысле, что можно провести прямую связь между психологическими причинами и болезнью. Но все-таки они содержат в себе определенный урок, который, мне кажется, следует помнить практикующим психологам.Пример 6. «Поильник для девочки»У меня консультировалась клиентка по поводу рассеянного склероза, которым болела с 14 лет, ей к тому времени было уже 30, у нее было двое детей и она уже лечилась самыми разными методами, результата не было, и она захотела испробовать психотерапию. Я ничего ей не обещал, понимая, что вряд ли психология может победить этот страшный недуг.
Однако, нам удалось добиться определенного облегчения. Например, руки, движения которыми были сильно затруднены и болели, освободились, боли и спазмы практически ушли. Но ноги все-таки слабо ее держали, и она использовала палку для устойчивости.

Все ее проблемы так или иначе сводились к отношениям с мамой, которая стремилась всегда контролировать девочку. Началось все в раннем детстве, когда девочка долго болела, мама ради нее оставила работу, и постоянно занималась только ребенком, по сути воспитывая в ней беспомощность. Она всегда акцентировала внимание девочки на свое самопожертвование, и считала, что дочка должна платить ей тем же.Девочка «ушла в болезнь», ее любимой книгой стала медицинская энциклопедия. Особенно ей нравилась картинка, на которой больную, бессильно лежачую девочку поили молоком из специального поильника. Эта картина ее умиляла, и она часто фантазировала как она сама поит такую девочку из поильника, или как это ее заботливо кто-то поит.
Она наслаждалась жалостью к этой девочке. Когда она рассказала мне об этих детских фантазиях, то меня просто пронзило: «Так ты и добилась этого. Ты беспомощная и тебя, фигурально выражаясь, поят из поильничка».

Мы освобождали ее, уже взрослую женщину, от зависимости от мамы и ей становилось лучше. У нее была очень хорошая ремиссия, но она родила еще одну, третью дочку. Через 2 года она «выписала» себе маму с Украины для помощи с маленькой, и очень скоро у нее началось обострение.

Пример 7. «Краснощекая дура»
Однажды на мастер-классе, на первом занятии, одна из участниц стала падать в обморок, она почему-то не могла сидеть на стуле и как-то оказалась на полу, ей было очень плохо, кое-кто хотел вызвать скорую. Однако, мы быстро привели ее в чувство, оказав ей поддержку группы. Для этого я предложил всем, кто захочет подойти к ней, положить одну руку на ее тело и просто быть с ней в контакте. Естественно я спросил, согласна ли она, она согласилась. Благодаря этому приему девушка быстро пришла в себя. Прикосновение к телу всегда возвращают клиента в реальность, он не чувствует себя одиноким и брошенным.После этого ее заинтересовало, почему она чуть не «хлопнулась»? Оказалось, что она еще в детстве всегда завидовала слабым бледным девушкам. Ведь все принцессы бледные, чуть-что в обморок шлепаются, или вообще в гробу лежат и тогда их любят. Она смотрелась на себя в зеркало и возмущенно говорила себе: «А ты просто краснощекая дура. Тебя никто не полюбит». Она поняла, что запрограммировала себя с детства, поэтому и ноги ее стали как-то плохо держать и в обморок она часто норовила упасть.
Мы помогли ей разочароваться в этой ошибочной политике и разрешить себе быть здоровой и понравиться себе будучи здоровой. Больше она в обморок не падала ни на мастер-классе, ни в обычной жизни.

Оказалось, что несколько лет назад у нее был обнаружен рак кости в нижней части ноги. Связано ли это с ее желанием падать? Не доказано. Но какое-то подозрительное совпадение. Рак у нее практически был вылечен и в настоящее время можно говорить об устойчивой ремиссии. Помогли ли ей занятия психологией? Она проходила еще и индивидуальную психотерапию ЭОТ. Не могу утверждать.

Но на данный момент ее здоровье значительно улучшилось, так же, как и эмоционально-психологическое состояние. Она перестала себя жалеть и стремиться быть слабой и болезненной, и позволила себе стать более женственной и здоровой.

Последствия жалости к себе грандиозны. Курение – это по большей части жалость к себе, алкоголизм – жалость к себе, депрессия включает в себя как компонент жалость к себе, печаль и уныние – жалость к себе. Панические атаки – связаны с жалостью к себе.

Пример 8. «Никто в поликлинику не сводит»

Мужчина лет сорока, страдает от панических атак. Богат, красив, здоров. Спрашиваю: «На что похожи Ваши чувства при панической атаке?»- Лежит мужчина на боку в метро. Неподвижно. Сумка нелепо сверху. Никто не подойдет, не поможет. Все равнодушно мимо проходят.- Скажите этому мужику: «Я не буду больше тебя жалеть. Разрешаю тебе не ждать сочувствия прохожих, а самому быть здоровым, встать и идти.- Тогда этот мужик встает и плетется к выходу. Но грустный и недовольный.

Я ему тоже объяснил, что он «народный артист», но слабо помогло. Он был очень недоволен тем, как его семья и его друзья равнодушно относятся к его здоровью, в то время как он щедро тратит на них свои деньги.

— И ведь ни одна сволочь (так и сказал – Н.Л.) не пойдет со мной в поликлинику, посидеть в очереди перед кабинетом.

Понятно, что ему очень нужна добрая мама. Но я тоже не смог стать ему родной матерью, а высмеивал его попытки вызвать к себе жалость, и он перестал ко мне ходить. Что делать? Думаю, что он не изменился.

Итак, можно подводить итоги

1. Жалость к себе – это сладкий яд, способствующий регрессии клиента до состояния беспомощного младенца.

2. Жалость – это нежность, проявляемая за болезнь, несчастье или смерть.

3. Жалость – это ласка к жертве, содержащее желание помочь, но при совершенной безнадежности помощи.

4. Жалость – это болезненное сострадание при мысленной переделке того, что уже совершилось. Гештальт никак не завершается, потому что желанный для человека «благополучный» гештальт был разрушен обстоятельствами. Это желание вернуть «прошлогодний снег».

5. Жалость приводит к усилению чувства безнадежности и прекращению усилий для решения проблемы.

6. Жалость к себе провоцирует появление психосоматических заболеваний.

7. Жалость – чувство, которое играет важнейшую роль в эстетике, и используется «народными артистами» для манипуляции окружающими.
8. «Лечение» жалости к себе достигается только с помощью полного отказа от жалости и переключении на любовь и разрешение развития, здоровья и процветания.

Автор: Николай Линде

Женщина, пережившая

Книга недели: Юлия Рублева «Девочка и пустыня»

Книга, которую я искренне рекомендую всем, кто расстался после многолетней связи и теперь собирает себя по кусочкам, мало веря, что будущее вообще возможно – да и зачем оно, это будущее, после того, как тебе изменили, и мир ухнул в пропасть, и дом вмиг стал сиротливым, пустым и страшным, как ночной заброшенный вокзал.Пожалуй, это лучшее, что мне попадалось по теме развода и того, как из него выбраться, не свихнувшись по дороге. Как заново научиться дышать, верить и доверять, перестать ждать подвоха и при любом намеке на боль – тут же собирать манатки и сваливать (и поэтому я искренне рекомендую ее прочесть еще и тем мужчинам, которые влюбились в разведенную женщину – вы многое поймете в ее поведении из того, что кажется странным, алогичным и не поддающимся рациональному объяснению).

В книге много глав, посвященным поиску собственной чувственности и сексу – а точнее, идее того, что многие к 30 годам вообще слабо представляют, чего хотят и что им нравится. Потому что с мужем вы делали «только так», а теперь, когда он ушел, одна мысль, что нужно будет прикоснуться к кому-то другому, чужому и незнакомому, вызывает страх, брезгливость и болезненное оцепенение по всему телу.Рублева пишет честно, четко и ясно. О своем опыте женщины, чей муж изменял, и о том, как в один непрекрасный день он ушел, оставив их с дочкой одних, и как часто она думала о той, другой, которая, конечно же, наверняка на порядок лучше, стройнее и красивее, чем она.
Эта книга, которую нужно читать не только тем, кто развелся или находится в процессе, но и тем, кто живет в счастливом браке и упрямо верит, что кого-кого, а их тема измены никогда не коснется. Читайте – уже хотя бы чтобы знать, почему мужчина может вообще отдалиться, и как вы из прекрасной, желанной и любимой можете стать той, которую больше не хочется. Во всех смыслах.

Цитаты из книги

То, что происходило в нашем браке, на языке психологии называется «слияние». Мы были единым целым. Я ощущала себя в космическом корабле, у которого нарушена герметичность – потому что один из членов экипажа зачем-то вышел через стенку. И в дыру теперь сквозит и свищет наш с ним бывший общий кислород. Девушки, я вам очень советую не инвестировать в связь вашего мужа и соперницы свое время и силы. Каждый раз, сочиняя ей воображаемое или реальное письмо, звоня ей, устраивая разборки, вы вливаете в их отношения поток своей энергии. Наделяете их отношения той значимостью, которой там может и не быть. […] Соперница – обычная женщина. Такая же, как вы. У нее может быть блестящая карьера или особое умение варить борщи, потому что она тихая клуша. Там, на другой стороне, вечно оказывается что-то совсем неожиданное. У нее точно такие же уязвимые места, как у вас. Возможно, от нее точно так же когда-то ушел муж к другой. И целлюлит похлеще вашего. Не вешайте на нее всех собак.

Уходят чаще всего оттуда, где нет секса. Даже если формально он есть, но вы отбываете его как повинность.

В сексе должна быть радость. И счастье. Он самый лучший индикатор отношений между мужчиной и женщиной. Все остальные отношения – поддержка, общий бюджет, единомыслие в воспитании детей, уютный дом – вы можете построить с любой вашей родственницей.

Больше всего мне хочется рассказать вам, как трудно и по крупинкам восстанавливается самое главное – доверие к мужчинам.На месте этой привычки появляется втянутая в плечи голова с прижатыми ушами – как у собаки перед ударом. Вот ты чувствуешь, что твое сердце снова ожило, ты несешься на всех парах, но вдруг малейшая – малейшая! – несостыковка, подозрение, невыполненное обещание – и ночью ты горько говоришь в темноту: «Я так и знала – все опять плохо, все не может быть хорошо».Дорогие мужчины, если вы встречаетесь с женщиной, которая когда-то перенесла обман, вам понадобится очень много терпения. Если ваша цель – поиграть с этой женщиной в какие-то свои игры, то знайте, что она для них совершенно не годится. Она не умеет пока играть. Разучилась. Вы утомитесь быстрее, чем получите удовольствие.
Она ранена, и вылечить эти раны можно только любовью и терпением.
При малейшей опасности такая женщина схлопывается, как ракушка. Опасность может быть надуманной – ей все равно. Она предпочтет убежать. […] У вас нет презумпции невиновности, несчастный вы человек. Вам придется отдуваться за грехи предшественника, и я еще раз повторю – будет несладко. Вам досталась замерзшая, оголодавшая женщина, которая готова снова уйти в холод и ночь, лишь бы больше не выносить обмана даже по мелочам.
Женщина, пережившая болезненный развод, более остальных нуждается в стабильности, определенности и предсказуемости.

Если вы не можете ей этого дать – оставьте ее в покое. То, что простит и легко переживет женщина здоровая или выздоровевшая, раненая женщина воспринимает как удар по больному месту.Не подставляйте вашу связь под удар из-за пустой интрижки. Весь запас ее прощения и терпения истрачен не на вас – вам предстоит нарабатывать свой. Подумайте много раз и, если она вам действительно нужна, не сдавайтесь. Вы ввязались в отношения, где партнер трусит, норовит сбежать, непредсказуем и не доверяет вам изначально.
Если вам все еще не страшно, я желаю вам сил. Она приручится – она всей душой желает этого, но пока ее прежние страхи могут быть сильнее ее.

©Ольга Примаченко

Когда-нибудь потом.

Не живешь.. Только ждешь когда начать.
Может когда дети вырастут. Или погода измениться. Ну вот весной точно. После нового года. Следующего.

Ждешь чтобы начать жить… И на задворках сознания мысль «а вдруг не дождусь? Вдруг вся жизнь и будет вот таким тревожным ожиданием?» Больно. Не хочется думать… Потом. Всё потом. Жизнь потом.
Идешь перебирать шкаф. Проверять уроки детей. Читать не сильно интересную книгу, чтобы забыть через 5 минут что было там написано. Скролишь бесконечную ленту новостей.
Напишите мне хоть кто-то… О боже, не пишите мне…

Уйти от себя.

Кризис. Решаешь вечно наваливающиеся проблемы. Их много, из разных областей. Да и картошка кончилась, пора опять в магазин. Куда же деньги вечно деваются? Только что же были, и вот опять. Все так живут. Всем больно за вымученной социальной улыбкой. Так проще. Проще думать что «не мы такие, жизнь такая».

Лишь бы не смотреть. Не видеть персональный ад в душе.
Ад, в котором утонешь, если хоть краешек пальчика туда попадет.
Утонешь в реке собственных слёз. Откуда они? Только что же картошка была, деньги и уроки детские? Откуда боль?! Не видишь. Не хочешь смотреть. Боишься ослепнуть, увязнуть. Проще наорать на кого-то, «опять ты не сделал какую-нибудь неважную фигню!» Наорать на невиновного, наградить непричастного. Только бы отвлечься. Не смотреть.

Не смотреть на тот выбор, который маячит пеленой перед глазами. Всегда.
Настолько он разъел сетчатку восприятия, что ты не видишь его. Не видишь и продолжаешь разъедать кислотой себя.

Кто ты?
Ты за левых или правых? Ты каждый день по колее или решишься свернуть? Ты как все или наконец откроешь себе же своё Я? Ты «сделаю завтра (никогда)» или ты «возьму и сделаю сейчас»? Ты будешь цепляться за страхи и ограничения или будешь искать выход? Ты «так не бывает, это невозможно» или ты «попробую, а вдруг»? Кто ты?

Ждёшь, когда же начнётся жизнь. Но как-то сама. Ну вот возьмет и начнется.

Когда-нибудь потом.
Без мучительных выборов. Без действий. Сама.
Без твоих усилий.
Тук-тук в дверку «Здрасте, я пришла. Твоя новая жизнь» И ты так покраснеешь и «О! это всё мне! Не зря всю жизнь в мучениях и откладывании на потом, надо было просто ДОЖДАТЬСЯ!» И шампунь вместо Оскара. И мягкие стены. Ну или свечка в руках, жёсткие и узкие стенки под землей.
Жди дальше.
Не делая выбор, ты всё равно его делаешь.

_____________
1. Выплакаться.
2. Выплеснуть эмоции.
3. Посмотреть на не сделанный выбор.
4. Что мешает его сделать?
5. Убрать, устранить внешние причины.
6. Найти поддержку не из ближнего круга. Желательно спеца.
7. Что за решение так страшно принять?
8. Каких последствий боишься больше всего?
9. Какие действия и чем пугают?
10. Есть ли зоны неизвестности? Проясни их.
11. Кого не хочешь потерять при смене вектора жизни?
12. Кто и как тебя осудит за новую жизнь?

АВТОР Марина Островская

Тогда будет яснее

Проблемы человек себе из подсознания выдает на гора не хуже Стаханова, но на добыче ископаемых процесс останавливается. Через малое дело человек ходит вокруг нарытого и приходит к мысли, что может еще чего накопать, тогда будет яснее. Но и после очередной смены в забое подсознательного ясности не наступает.

В итоге мы имеем кучу психотравмирующего материала, которую человек ворочает из угла в угол уже своего «сознательного», что приносит ему иногда больше проблем, чем было до раскопок.

Чтобы мы из-под земли не добывали, уголь ли, или же производили археологические раскопки, все, что добыто тяжелым трудом надо куда-то размещать, и пускать в переработку. Но оно иногда застревает на входе из шахты по причине срабатывания наших естественных защитных психологических механизмов.

Информация, достигшая сознания, должна быть оценена, размещена в некую систему координат и ей приданы свойства. Это необходимо, чтобы с ней затем можно было работать в условиях вашей карты мира. У выхода информацию встречают группа субличностей, которая и производит все эти манипуляции.
Встречающих можно разделить на 3 большие группы:негативно оценивающие (критики),позитивно оценивающие ( группа поддержки),нейтральные регистрирующие ( диспетчеры).

Субличности не даются нам генами. Это наш опыт, какие-то значимые люди, которые нас оценивали негативно. Не обязательно в нашей жизни должен быть злодей, который займет место критика. Это может быть аспект личности матери. Например, «мама сердится и ругает». Мама может быть прекрасным человеком, но она все равно когда-то как-то критикует и говорит, что что-то было сделано не правильно. Другой аспект ее личности может входить в «группу поддержки».
У каждой группы свои функции и без них не обойтись. Регистрирующие субличности просто сообщают нам о том, что информация поступила на уровень сознания. «На 1 путь пребывает информация о том, как мама не купила мороженого, потому что я не слушался во время прогулки». Далее они могут сообщать дополнительные детали и факты, но в них минимум эмоций.

Так как достается из подсознания в основном информация негативная, к ней тут же подскакивают «критики». Основная идея информацию измерить, повесить на нее ярлык «это было нехорошо» и далее отправить на переработку. Но учитывая источник наших «критиков» на этой стадии информация может застрять на очень долгое время.Нас критиковали в нашей жизни самые разные люди. И делали это по-разному. Как часто люди слышат критику конструктивную? А как часто в детстве встречаются люди, которые объясняют причину своего недовольства ребенку, при этом, не запуская в эту информацию собственных тараканов. Поэтому у каждого человека свой набор критиков.

Однако есть некие постоянные «действующие лица» в этой группе, которых можно обнаружить у многих людей.

1. «Правдоруб» — говорит без обиняков и прикрас, о том, что произошло. Его голос не является голосом регистрирующим реальность. Это ИМХО, которое иногда вообще может не иметь ничего общего с тем, что произошло. У «правдоруба» масса ИМХО и он может вещать монологом довольно длительное время. Обрывать все остальные мысли, использовать псевдологику, чтобы доказать свое видение проблемы и расставлять акценты, которые бывают далеко не всегда правильными.
2. «Бухгалтер» — субличность, которая подбирает цифры и факты, доказывающие, что произошедшие события с вами действительно плохи. Она выглядит, как регистрирующая, но на самом деле, она регистрирует избирательно то, что делает перекос в восприятии произошедшего в плохую сторону.

3. «Обвинитель» после монолога «правдоруба» ставит неутешительный «диагноз» или приговор и заключает, что, как правило, человек должен быть наказан.4. «Садист» — подтрунивает, жестоко шутит, подначивает и всячески причиняет боль.Попав к этой компании информация о психотравме начинает с радостью ими разжевываться.

Но несмотря на кажущийся ум, большинство этих критиков бестолковы. Они радостно носятся с фактом, кругами перекидывают его друг другу, но понятия не имеют, что делать с ним дальше. Вроде бы как и дело свое делают, оценивают событие, для того чтобы потом этого не случилось, но не пускают его в дальнейший процесс.

К примеру, про случай с мороженым:

«Правдоруб»: «Ну и что? Ну, скажем прямо, в детстве ты ни в сладком меры не знал, ни вести себя нормально не мог. Обидно тебе? Да так и надо! Таких детей, которые меры не знают, надо держать на коротком поводке дома. Что теперь нюни разводить».
«Бухгалтер»: «Детское ожирение вместе с тем растет. Вот, к примеру (далее идет типа «статистика»)…

«Обвинитель»:«Ты был распущенным ребенком!»

«Правдоруб»: «Да посмотрим правде в глаза! Ты и сейчас не лучше. Спортом не занимаешься! Погляди в зеркало!»

«Обвинитель»: «Жирная свинья! На хлеб и воду!»

«Садист»: «А то вкусненьких пироженок! Может еще и тортика навернешь? Скоро будут пальцем показывать на твои жиры!»Эти игрища могут происходить довольно долго. До группы поддержки, которая могла бы найти в материале какие-то плюсы и воодушевить, а не фрустрировать, дело почти не доходит. Иногда они пытаются дотянуться до материала, но «критики» их отгоняют, потому что они процесс обработки информации не закончили. Оценить-то они оценили, а вот что с этим делать — не знают. Ведь, как я выше говорила, они часто произошли от опыта неконструктивной критики.

Однако вовсе не значит, что их нельзя научить это делать. Более того, надо помнить, что хозяин всего этого балагана – вы сами. Это только ваши субличности — подчиненные вашего глубинного ядра личности, от которого вы говорите, думаете и чувствуете. И вы имеете право и силы давать микрофон в руки той субличности, которой считаете нужной. Если ваши критики увлеклись, надо их приструнивать. Сказать: «Ребята, ша! Что это вы там трепете столько времени? Да, я все понял, что это было плохо, спасибо за работу. Ну-ка несите уже сюда, будем смотреть, что с этим делать».

И так их дальше натаскивать, не зажевывать проблему, а работать как надо, ответственно выполнять свои функции.

Автор: Наталья Стилсон

Это про чувства, ощущения, чувственность.

Что такое женская сила?
Существует странная идея, что это исключительно красота, покорность, навыки ведения хозяйства, воспитания детей и услаждения мужчины.

По этой идее я пройдусь отдельным текстом.У многих женщин и ведущих тренингов «как сманипулировать мужчиной, чтобы он стал послушным мальчиком» идея ещё более странная:

женщина дарит мужчине секс, а мужчина ей должен за это всё.

Деньги, внимание, ресурсы и свою собственную жизнь.

Во-первых, это проституция. К тому же, манипулятивная.

Проститутки честнее, с ними договариваются напрямую.

Во-вторых, мужчина делает то же самое. Только, получается, бесплатно.

Итак.

Что такое женская сила на самом деле?Как любая сила, это энергия.Действия, шарм, харизма, внутренний свет…
То, что является ресурсом и для самой женщины, и для окружающих.

Это очень важно: и себе, и людям.

И, в первую очередь, всё-таки себе.

Сейчас я буду писать, какой эта сила бывает вообще.

Это не значит, что каждая женщина обязана развивать всё сразу и одновременно.

Не надо.

Лопнем.

Гораздо лучше, когда что-то открывается, в чём-то появляется потребность, и приходит время заниматься именно этим.Тогда женская сила действительно расцветает, как цветок. Никаким псевдоведистам не снилось.Самый важный момент про женскую силу.
Женская сила — это идентичность. Это про то, кто я… Вот возьмём красоту. Большинство женщин следят за собой от случая к случаю, или наоборот проводят всё своё время в салонах. Слова-то какие: «следить за собой»…

И на выходе получается не уникальная женщина, а ухоженная, усреднённая.

Не красота прилагается к женщине, а женщина прилагается к такой общественной красоте.

И как мужчинам нас выбирать?

Мы же почти одинаковые.

Мы не отрываем глаз от сферической красоты в вакууме, совершенно забыв о себе.

Моя знакомая стилистка из Израиля начинает с того «кто ты».

И я надеюсь, что она таки станет мировой знаменитостью.

Нам, женщинам, вообще трудно понимать и чувствовать себя. Нас самих по себе как бы и нет.Есть дочь, жена, мать, профессионалка, спортсменка, комсомолка…красавица, не присвоившая себе свою же красоту и являющаяся к этой красоте каким-то непонятным приложением.

Здесь нужен тренер или психолог.

Потому что развитие любой женской силы без присваивания…без того, чтобы идти от себя, а не от такой сферической женской силы в вакууме, умеренно бесполезно.

А у нас — женщин — очень большие проблемы с идентичностью.

С тем, кто мы сами по себе.

Такие, какие есть.

1. Красота.

Коко Шанель однажды сказала: «если женщина не стала красивой в 30 лет — значит, она дура». И это ещё хорошая фора во времени. Потому что свою, единственную, ни с чем не сравнимую красоту можно найти в любом возрасте. Но если мы по каким-то причинам её не нашли, не надо себя ругать. Это значит, что мы занимались чем-то другим. И наша женская сила ярче там, а здесь пока провисает. Ничего страшного, ведь это только пока.

2. Ум.

Да, я в курсе, что есть идея, что это свойство мужчины. Но есть и женский ум. Мужской ум ясен, женский проникновенен. Мужской точен, женский контекстуален. И так далее. Иначе, как бы мы могли друг друга понимать? Ну и, конечно, мы можем учиться друг у друга. И — в любом случае — лучше замереть в нерешительности, когда скажут «красивые направо — умные налево».

3. Чувства.

Это классическая сила женщины. Но многие чувства для девочек под запретом. Нам с детства запрещались такие чувства, как гнев (в том числе, праведный), обида, ревность, зависть… Мы сами отвергали чувство боли. И всё бы хорошо, но все остальные чувства при этом тоже притупились. Часто мы не можем осознать даже сами наши чувства, не говоря уже об оттенках. И это тоже работа с тренером или психологом.

4. Творчество.

Для женщины очень важно заниматься творчеством. Это помогает почувствовать себя, понять свою идентичность. Не приклеиться намертво к мужу, детям, работе, семье. Быть интересной себе, а значит и другим. Кроме детей, материнская сила нужна ещё и здесь. Иногда творчество даже заменяет женщине материнство, и она чувствует себя совершенно счастливой. Творчество же является настоящим спасением для матери, когда дети вырастают и уходят в свою жизнь. Иначе в промежутках между встречами с ними женщина будет страдать и манипулировать, чтобы выросшие дети приезжали к ней чаще. Часто даже серьёзно болеть ради этого.

5. Женские архетипы.

Разные лики женственности — это возможность для нас меняться, играть, экспериментировать. Увеличивать разнообразие жизни, количество степеней свободы для себя, а значит и для своего мужчины. Классические лики женственности, необходимые для контакта с мужчиной — жена, любовница, муза. Есть и другие образы женщины. Хранительница, лекарка, исследовательница, воительница, странница, соблазнительница, гуру (наставница, вдохновительница, училка), кто-то ещё. Особенно бывает важно уделить внимание «теневым» сторонам женственности, связанным с запретными для девочки чувствами. В них больше всего подавленной энергии, которую можно аккуратно освободить.
6. Сила рода.

Очень мощный и корневой ресурс. Это про семью. Про близость и сепарацию. Про отношения, в первую очередь, с родителями и про продолжение рода. Оно бывает не только в детях, но и в продолжении пути, которым идёт род, или кто-то особенно значимый из него. Отношения с родными — штука сложная. Да и есть специальные возраста, в которых нам совсем не до этого. Здесь очень важно начинать по желанию. И тоже нужен тренер или психолог.

7. Ресурсы, навыки, опыт.

Ресурсы — это всё, что нас радует, даёт нам энергию. У многих женщин есть странная идея, что всё это нужно только им, а значит, в общем-то, и не нужно. И это тоже к тренеру или психологу. Также сюда входят любые знания, умения, и весь накопленный и присвоенный жизненный опыт.

Присваивать и прорабатывать опыт нам мешают психологические травмы, недопонимание жизненных уроков и просто неумение это делать. За этим тоже можно обращаться к специалистам.
Для любой женщины очень важно иметь начальные навыки танца и голоса.

Танец — для здоровья, тела и эротики.

Голос — для здоровья, дыхания и чтобы полноценно высказываться, не пугая им себя и окружающих. Ну и, при желании, петь.

8. Эрос.

Это про чувства, ощущения, чувственность. Мужской эрос сначала про секс, потом про чувственность, восприятие, близость. Женский — наоборот.

Автор: Катарина Кочеткова