Это и есть загадка.

28 ноября 1984 года.
Сегодня умер человек.Этот человек был моим другом.Ему было 35 лет.С точки зрения статистики он был слишком молод, если учесть среднюю продолжительность жизни.Он прожил достаточно времени для того, что он сделал, и совершенно недостаточно для того, на что он был способен.

Он был интересной личностью, но вдобавок еще и очень необычным человеком.
Мнения о нем расходятся: одни считали его невыносимым педантом, а другие уверяли, будто он обладал блестящим умом и недостатком скромности, как это часто бывает у гениев. Я же, знавший его лучше всех, могу сказать, что он не был ни гением, ни педантом. Он был человеком, который получал удовольствие от того, что делал. Он называл себя гедонистом и, следовательно, жил, работая себе в радость.Наверное, это безудержное стремление к действию и стало причиной одной большой проблемы в его отношениях с окружающими. Все казались ему слишком медлительными и пассивными, и по какой то причине, о которой я могу догадаться, он постоянно находился среди людей, не отличавшихся особой живостью ума, и беспощадно их критиковал. Чтобы попытаться объяснить такое поведение, – а может быть, для того, чтобы оправдать друга, – я предположу, что он всю жизнь не только не считал себя гением, но и подозревал в глубине души, что был глупцом, бестолочью, никчемным человеком, неспособным ни к какой творческой деятельности.

Моему другу была больше по душе зрелищность действий, а не действия сами по себе.
Его любовные увлечения должны были быть страстью. Широта его интересов безгранична. Его увлечения ни с чем не сравнимы. Его энергия неисчерпаема. Вот почему он был замечательным профессионалом: психотерапевтом, владевшим техникой катарсиса. Он, как никто другой, мог снимать стресс, занимаясь любимым делом. Я спрашиваю себя, нашел ли он то, что искал? К тому же он постоянно жаловался, что не может найти подходящего врача. Возможно, ему требовался такой же врач, каким был он сам…
Как бы там ни было, он был замечательным человеком.
Как не полюбить того, кто полностью отдавался любому затеянному делу, важному или незначительному, с одинаково безудержным и подчас нелепым энтузиазмом?

Была и другая сторона у этой яркой личности. Другое, более патетическое, как он выражался, видение ситуации… Возможно, наименее привлекательной чертой его характера или же (почему бы и нет?) движущей силой его поступков было вот что: Этому человеку все очень быстро надоедало. Становилось скучно.Скука. Наверное, именно она определяла жизнь моего большого друга и товарища. Увлеченность сменялась усталостью от людей, работы, спорта, манеры одеваться и говорить. Откровенно говоря, ему наскучило собственное существование. Но, несмотря на это, сегодня, когда пришло время подвести итоги, я должен признаться: было и то, что ему никогда не надоедало. Он жил для этого и ради этого, со всей страстью, с которой он наслаждался всем остальным. Ясный образ, встающий перед глазами: он и дети. Я никогда не видел, чтобы он уставал, раздражался от общения со своими детьми или не хотел их видеть.Может быть, с ними у него просто не было времени на тоску?
К счастью, мы уже никогда об этом не узнаем.

Без сомнения, этот человек любил своих детей больше всего на свете. Не знаю, любил ли он кого нибудь, как своих детей? (Не «так, как», а именно «как» своих детей.) Более того: любил ли он кого нибудь по настоящему? (В том смысле, в котором он понимал слово «любить»?) То есть: принимал ли он кого нибудь без оговорок? Это и есть загадка. По моему скромному мнению, он любил до тех пор, пока… ему не начинал нравиться кто-то другой. Потому что, как только это происходило, любовь, благодушие и щедрость, казалось, испарялись и их место занимали отвратительные требования, нездоровые надежды и самые низкие страсти…Если есть сомнения в том, любил ли он, то нет никаких сомнений, что он никогда не чувствовал себя по настоящему любимым.
За спиной у этого «всемогущего» человека, сильного, неуязвимого, «пандорного» (позволим себе этот неологизм), прячась в тени этого всеобщего любимца, шел совсем другой человек, его второе «я». Тайно, словно мрачный мистер Хайд, только не жестокий, а нуждающийся в расположении к себе. Другой человек, со множеством недостатков, слабый, требовательный, надоедливый и несчастный. Нелюбимый, неуверенный в себе, неудовлетворенный… Этому человеку понадобилось больше чем полжизни, чтобы встретиться лицом к лицу со своим затаившимся Эго. И, наконец, ему повезло: не из за храбрости, поскольку храбрым он не был, а из за упрямства… Когда после двадцати лет поисков он обнаружил себя самого (или решил, что обнаружил), он понял также (или решил, что понял) и то, что другие (те, кого он любил) продолжали желать, чтобы он оставался прежним. Тем, каким он был до встречи с самим собой.И он отступил.Он согласился вечно исполнять роль супергероя, вынужденный стойко отрицать мрачные стороны своей души. Даже он сам не знал, как сумел добиться того, что никогда ни на кого не рассчитывал. «Рассчитывал» в том смысле, как он понимал это слово, то есть безоговорочно. В глубине души он был уверен, что никто не может рассчитывать на другого человека безоговорочно, но в то же время он никак не мог избавиться от этих нелепых поисков того, к чьей груди он бы мог преклонить уставшую голову, закрыть глаза и успокоиться.

Сегодня я позволю себе сказать то, что никогда не говорил ему в глаза: «Ты никогда никому не доверял».Мне не хочется так думать, ведь он был таким дружелюбным и всегда готовым помочь. Кто из вас, оставшихся в живых, может утверждать, что он был вашим другом? Многие могли бы причислить его к своим друзьям, но кто осмелится утверждать, что эти отношения были взаимными? Откровенно говоря, думаю, что никто, поскольку сомневаюсь, чтобы он, несмотря на внешнюю открытость, был способен доверять окружающим. Не из за недостатков других. Он был просто на это неспособен.Я могу представить, что однажды он кому- то оказал доверие. Возможно, как то раз, давным давно он понадеялся на кого то… Понадеялся, а его обманули… Но какое же это нелепое оправдание!Что меняет это предположение? Почему человек из за этого должен постоянно носить «маску»? Может быть, это снимает с него ответственность за неспособность удержать друзей (Кроме одного, который, впрочем, эмигрировал.) Или это позволяет закрыть глаза на его причастность к той «неудаче».
Если бы он это услышал, он бы отказался от понимания, сочувствия или жалости… Сколько неясностей осталось в этой запутанной жизни!

Одной из таких загадок была его семейная жизнь. Что связывало этого человека с женой? Что он к ней чувствовал? Смерть унесла ответ на этот вопрос.

Верно лишь то, что до дня своей смерти он продолжал жить вместе с ней.Было бы слишком просто думать, что он оставался с ней ради детей.Было бы неверно думать, что он был абсолютно счастлив в браке.Было бы наивно полагать, что он был (или считал себя) неспособным соблазнить или быть соблазненным другой женщиной.Было бы глупо признать, что он не давал себе отчета в происходящем или отрицал это…Итак, он остался из за любви к этой женщине или был прикован к ней своими страхами? Любой, кто спросил его об этом, узнал бы, что он ее сильно любил. Но никто не мог понять, до какой степени. Любил ли он ее в минуту своей смерти? Думаю, что да. Однако ее образ был поглощен его нерешенными делами или той жизнью, которую он ей когда то предоставил, или его ролью в этих отношениях. А она, в свою очередь, была поглощена досадой и опустошена его чрезмерными требованиями. Я утверждаю это с полной уверенностью, поскольку думаю, что жизнь с ним не могла быть ни легкой, ни приятной.
Тем не менее сейчас, рядом с усопшим, мне хотелось бы лишь поговорить о нем как о муже.
А он считал себя отличным мужем (по крайней мере, до того, как ему все надоело и он перестал бороться, или, вернее, предоставил бороться именно ей)
Он считал, что вынес невыносимое, пережил все и сделал максимум возможного, и все для того, чтобы они стали идеальной парой.

Однако у них не хватило времени.
Этот глупец постоянно перекладывал ответственность за свои неудачи на жену.
И, справедливо это или нет, скончался с мыслью, что она была не в состоянии справиться с обстоятельствами.

В течение последних лет он копил злобу и обиду, которые омрачали его жизнь…
И ни разу не нашел тихой заводи, где мог бы отмыть эту грязь, накопившуюся за годы.

Важнее знать, что гораздо больше, чем любовь, была его привязанность к этой женщине.

Потому что нет никаких сомнений, что он никогда ни к кому не был привязан так, как к ней.
Никогда!

И, может быть, именно в этом и была проблема.

Только ей он предоставлял сомнительную привилегию видеть себя таким, каков он есть.Только ей он показывал свои самые слабые стороны.Но она не смогла принять и вынести все это.А если и могла, то не захотела… А если и захотела, то он никогда об этом не узнал.Зачем же он продолжал эти отношения? Он знал и всем повторял: одной любви недостаточно! И что же…? Страх!Вполне возможно, ключ к разгадке многих странных поступков и ответ на загадку «неразрываемых» семейных отношений – страх. Насколько увлеченно и без оглядки он занимался своей работой, насколько был смел в своих поступках, настолько же слаб и нерешителен он был внутри себя.Как то мне пришла в голову мысль, что его диагноз скорее связан с фобиями, нежели с чем либо другим Я давно понял, что его истерики, несомненно, были позой, защитным механизмом или, в лучшем случае, – выражением желания. Этот человек бы скован страхами. Начиная с дурацких и банальных (например, он хватался за сердце при ночном телефонном звонке) до паническою ужаса при мысли о том, что с его детьми могло что то случиться (кашля или головной боли у ребенка было достаточно, чтобы лишить его отца сна или, по меньшей мере, спокойствия).
И между двумя крайностями, между серьезным и надуманным – страх смерти…
Собственной смерти. Страх, сопровождавший его до последнего дня, разрушивший большую часть его жизни.
В последнее время он вел себя как ипохондрик, неотступно следящий за своим дыханием, сердцебиением, мышечными болями или за любой реакцией кожи или слизистой оболочки. Ему было неловко от этого, возможно, потому, что он знал: момент, стоивший ему жизни, будет скрыт за его постоянным страхом болезни.Возможно, его хандра была пророческим предвосхищением смерти? Было ли это беспокойство его психологической особенностью или предчувствием? Сейчас, так как «потом» для него уже больше не будет, это беспокойство кажется неважным. Если посмотреть на эту историю в ретроспективе, ранняя смерть тоже может быть истолкована как естественный и, может быть, даже желанный результат огромной затраты энергии… Но он не хотел умирать.По крайней мере, он больше хотел жить, чем умереть. Несмотря ни на что, этот человек наслаждался жизнью и был уверен, что его близкие наслаждаются его обществом.Но заметьте: взаимное удовольствие сохранялось только при отношении «на расстоянии».И причиной всему была его ненавистная привычка, или лучше сказать – ужасная приверженность: пристрастие к откровенности. Окружающие не привыкли к этому и не собирались привыкать. И эта нелепая мания искренности доставляла ему множество неприятностей. Если он говорил: «Я хороший врач» ему приклеивали ярлык хвастуна.

Он не сторонился проблем, которых другие избегали, – люди же подтрунивали над его «всемогуществом».

Он гордился вполне заслуженными успехами, а все вокруг считали его тщеславным.

Он говорил в лицо. – «Я не хочу тебя видеть», а собеседник в ответ называл его склочником.

Он переставал ходить туда, куда ему не хотелось, и прослыл необщительным.

Он отказывался лгать, и его осуждали за жестокость.

Он не хотел быть «как все», потому что не хотел затеряться в толпе, а все обвиняли его в том, что он хочет быть в центре внимания.Как ни странно, но это так…Он, медик, психиатр, психотерапевт, психоаналитик, аналитик, специалист по коммуникативным отношениям, гештальт психологии и более или менее проницательный наблюдатель… и все же, как ни странно, никогда не понимал людей! Что осталось от путешествия по жизни этого человека? Стоило ли ему жить? У него остались дети, и уже это его оправдывает. Он оставил после себя много или мало (я думаю, что много) того, что сказал, чему научил и чем помог своим пациентам. Не забыто и его дело, которым занимаются другие медики, а также то, чему они у него научились (или, во всяком случае, говорят, что научились). Остался немалый капитал, о котором он так заботился в последние годы.

Остались его идеи и неповторимая манера изложения.
Остается память о его хорошем настроении, о его улыбке и оригинальности. Остается уверенность в том, что можно и «необходимо» бороться за собственные убеждения. Здесь покоится тот, о ком можно сказать, не боясь ошибиться:«Он сделал все возможное, чтобы стать счастливым… и ему это удалось!»Возможно, после всего сказанного приобретают смысл слова, которые он сам просил написать на своей могильной плите:«Счастье – это уверенность в том, что ты на верном пути».

© Хорхе Букай

Если человек не готов сам что-то делать

О, эта неловкая ситуация, когда ты что-то делаешь для человека, а в ответ слышишь: «А я тебя ни о чем и не просил».

Или когда ты пытаешься помочь, но чем больше ты это делаешь, тем быстрее разговор (или общение вообще) потихоньку сходит на «нет».Или когда ты помогаешь, помогаешь, а воз и ныне там.Это обижает: ты ведь так проникся, так включился!И это сбивает с толку: получается, другому человеку помощь не нужна?

Ты все не так понял?

Или тебя за дурака держат?

Он же явно говорил, как ему плохо.

Ты, как друг, откликнулся на просьбу о помощи. Так в чем же дело?А дело в том, что есть жалоба и есть просьба о помощи.Жалоба — это не просьба. Человек, описывая свои злоключения, может просто жаловаться, плакаться, не желая, чтобы кто-то что-то исправлял. Поэтому когда вы вдруг начинаете говорить ему, что делать, он может недоуменно вытаращить на вас глаза.Человек, который рассказывает о своих бедах, тем не менее может не хотеть ничего менять в своей ситуации, потому что:1. в ней есть какие-то важные для него вещи. В том, чтобы ситуация оставалась такой, какая она есть, присутствует определенный и далеко не всегда очевидный смысл. Например, из детского опыта человек знает, что может получать социальные поглаживания только тогда, когда у него все плохо.

Предположим, его жалели и любили тогда, когда он заболевал или претерпевал еще какие-то лишения. Тогда ему не нужно, чтобы все было хорошо, иначе он потеряет право на внимание окружающих.

Ему нужно, чтобы все таким и оставалось (хотя это не означает, что он не страдает).

Или классический случай распада семей алкоголиков сразу после того, как алкоголик завязывает с зависимостью. Как только ситуация меняется, это перестает быть нужной созависимому, потому что тогда он теряет свой статус «хорошего» в сравнении с «плохим» алкоголиком.

2. человек не готов что-то менять. Такое бывает. Для принятия помощи и, соответственно, для изменений нужно созреть. И это не всегда происходит сразу.

Иногда должно пройти какое-то время, прежде, чем человек будет готов поставить точку или хотя бы запятую.

3. будущее рисуется еще хуже, чем настоящее.

Чтобы что-то менять, нужно, чтобы было, к чему двигаться. Впереди должно маячить что-то хорошее, ради чего стоит что-то менять.

А если впереди ничего хорошего не предвидится, то ради чего совершать болезненные телодвижения?

Менять шило на мыло?

Иногда человеку просто не хватает целостного видения ситуации для того, чтобы что-то менять.4. нет ресурсов. Для того, чтобы машина ехала, нужно топливо. Для человека справедливо то же самое. Ему нужно что-то, что поддерживало бы его, помогало бы ему что-то делать. Иногда это мнение других людей, подтверждение его правоты. И этого может потребоваться определенное количество. Или ему нужно передохнуть, взять паузу, собраться с силами.5. ждет, что ситуация разрешится сама. Иногда человеку нужно, чтобы ситуация изменилась сама по себе, без него.Например, чтобы любимый человек перестал вести себя непорядочно. И пока у человека есть вера в партнера, в то, что он образумится и перестанет так себя вести, он не будет ничего делать сам. Потому что это будет означать крушение его веры и его надежды.Пока ситуация не меняется, все еще остается вероятность, что он\она вернется, что все еще можно вернуть, как было и т.д.

6. хочет, чтобы все изменилось, но не готов сам что-либо для этого делать. Это может быть ситуация инфантильной личности, выросшей в обстановке гиперопеки, где все действия или подавлялись, «потому что ты сама не сможешь», или ставились в вину.
Бывает иногда, что люди в семье годами играют в игры только для того, чтобы не сделать самому первый шаг, ибо тогда у партнера появится право поставить его действия ему в упрек.7. понимает, что это плохо, но не знает, что это неестественно и можно менять. Пример этого — люди, которые живут в ситуации насилия.Нередко они не понимают, что это насилие или что это неправильно.Если в родительской семье друг друга постоянно прикладывали, то это может казаться обидной, несправедливой, но нормой.8. человек и так знает, что делать. И это не вопрос того, как ему поступать. Ему просто хочется поговорить, быть услышанным. Чтобы его не учили, как жить, а посмотрели ему в глаза, взяли за руку, прижали к плечу, просто посидели и выслушали, сказали, что понимают его.

Не наше дело судить, каков человек, если он по каким-то причинам выбирает свои невзгоды вместо благостных перспектив.

Наше дело как потенциальных спасателей — не лезть туда, куда нас не просят

А если мы рассказчики и жалобщики — то говорить внятно, что мы хотим от других людей и понимать это самим. Например, сказать: «я хочу, что бы ты просто меня послушал», или «пожалей меня», или «мне нужна помощь».Понять, что человек сейчас делает — жалуется или просит ему помочь — можно, задавая ему вопросы.Например: «нужна ли тебе помощь или тебе просто хочется выговориться?» Важна также обратная связь.Можно предложить что-то — и посмотреть на реакцию.Если человек не откликается на это, продолжая рассказывать о своих несчастьях, или говорит что-то невразумительное, или играет в игру «да, но», это означает, что ему не нужна помощь.Или нужна, но тогда, когда он окажется на следующей стадии — стадии готовности что-либо предпринимать.Так же важно проверять, готов ли человек что-то делать сам, от чего-то отказываться. Если человек не готов сам что-либо делать для изменения ситуации, то это как раз та ситуация, разрулив которую, вас не погладят по головке.Если человек не готов сам что-то делать, значит, он не несет ответственности за свой выбор. Значит, есть большая вероятность, что и за помощь он не поблагодарит, а, возможно, переведет на вас стрелки, если все пойдет не так.
В лучшем случае человек просто не сможет оценить то, что вы для него сделали.

Автор: Елена Султанова

Объясните бедным клячам

Обязательно к прочтнению!

«Добытчица» — слово, которое пугает всех почти наших женщин.Пугает до обморока. Даже слово «рога» не пугает мужчин так, как женщин слово «добытчица». Казалось бы, что плохого в слове «добытчица»? Женщина добывает деньги. Это говорит о том, что женщина состоялась как личность, что она не просто кусок мяса, а имеет какую-то профессию, востребованную в социуме и хорошо оплачиваемую.
Но наши женщины думают иначе. Мужчина должен быть добытчиком, а если добытчицей становится женщина, значит она несчастная баба.

Большинство бедных кляч (бывшие лошади в короне) уверены, что если женщина становится добытчицей, мужчина сразу теряет к ней влечение.
Некоторые догадываются, что причина и следствие наоборот: сначала мужчина теряет влечение и потом женщине приходится стать добытчицей.Я все голову ломала, почему и как у женщин в голове живет вот эта связка «работающая женщина = нелюбимая женщина» и поняла. Из-за полного слияния границ женщины не понимают, что можно иметь свои собственные деньги. Все, что у них есть, они автоматически хотят слить. В одной пьесе Островского герой советовал героине, когда придут кредиторы, «а ты надень черненькое, гаденькое, а вот они придут и ты им скажи: а у меня нееееету ничегооо!». И вот женщины считают мужчину таким кредитором, а себя должницей. И единственный способ не дать ему деньги, это показать, что у нее нет ничего. Представьте себе, насколько плохие границы у таких женщин, если они даже вообразить себе не могут, что деньги отдавать не обязательно, что запрос на их деньги означает, что мужчина в огромном плюсе, а они в огромном минусе.Никогда любящий мужчина мысли не допустит, что деньги у женщины можно взять, если она сама предлагает, тем более у нее попросить. Это невозможно.Поэтому мужчину, который соглашается брать ваши деньги и тем более просит их, надо сразу ПОСЛАТЬ. Запомнили? Он вас не любит, пошлите его, и продолжайте быть сами себе добытчицами. Исключение — болеющий муж, с которым пуд соли уже съели. Помощь близким надо оказывать всегда.

Любящий человек хочет давать. Любящий мужчина не может не давать женщине. Он не может не дарить ей подарки, не делиться с ней всем, что имеет.
Она тоже хочет делиться, если любит, но он не возьмет. И если у женщины все есть, он тем более хочет делиться, потому что самостоятельные женщины в сто раз привлекательней, у них намного выше ОЗ, они не давят щипцами на жалость, как голодные нищенки, они востребованы у других мужчин, в них в сто раз больше спонтанности и привлекательности, чем в бедных клячах. Бедные клячи не нужны никому. Бедные клячи — это худшее, чем вы можете быть. Слабыми и голодными. «Добытчицей» называют женщину, которая работает на мужчину. Но при чем тут ее добыча? Разве ваша добыча принадлежит кому-то кроме вас? Разве вы крепостные крестьянки?Но в сознании женщин есть только одна форма отношений — полное слияние, ее зависимость и подчинение. Если она работает, то она работает на хозяина, на себя она работать просто не может. Крепостное сознание вечного минуса из-за желания прилепиться к кому-то сильному.Поэтому женщины и хотят бездельничать. Все равно всю зарплату хозяин отберет, а так может быть покормит на свои деньги. Говорят, даже на «ведических» тренингах женщинам советуют не работать, чтобы пошел работать муж. Да, если она рабыня, только и остается, что притворяться больной и слабой. Оголодает муж и пойдет работать, поколотив ее перед этим за то, что она такая кляча бесполезная. Лошадь либо заставляют работать, запрягают ее в плуг, либо держат ради конных прогулок. Вторым видом лошадей женщинам нравится быть больше, а то, что можно вообще не быть лошадью, а стать человеком, они не знают. Плохо дело. У более образованных и культурных женщин, которые не мыслят себя без профессии, я вижу тот же вирус в более легкой форме. В ресторане такие женщины стараются взять только супчик (лучше бульон). Потому что не хотят обременять мужчину, но и сами платить за себя не хотят. Ведь если она сама за себя заплатит, значит она ему не нужна, а если она нажрет на большой счет, он останется недовольным.Зачем так метаться? Ешьте что хотите, и если этот мужчина пока чужой, скажите ему четко и мягко, что хотите заплатить за себя сами, но если вы станете ближе, он сможет вас угостить. Не давайте платить за себя большой счет мужчине, который пока вам никто. Близкому — да, но только если он точно хочет. Ваши деньги отдельно, его деньги отдельно.Он может дарить вам подарки, но для этого ваши отношения должны стать ближе. Маленькие подарки — при небольшой симпатии. Большие подарки, если у вас любовь. Но подарки отличаются тем, что человек ничего не должен, а ему хочется вас порадовать, проявить внимание, заботу, симпатию.Всегда предлагайте платить сами и его угощать предлагайте, если он раньше вас угощал. И если вы видите, что он угощает вас неохотно, а угощаться за вас счет согласен, будьте уверены, что ваша значимость очень низка. И делайте правильный вывод.Собственная самостоятельность помогает убрать все щипцы и видеть свою значимость четко. И не сопеть в две дырочки, если она совсем низкая, а отвалить. Запомнили? Если мужчина явно жадничает и тем более согласен отдыхать за ваш счет, единственный правильный вывод — он меня не ценит, с ним надо расстаться. А бедные клячи делают вывод — я слишком самостоятельна, мне надо стать слабей. Видите, как собственная очень низкая СЗ чудесным образом выдается клячей за слишком высокую ОЗ? И дальше в голове у кляч: надо иметь ОЗ пониже (черненькое, гаденькое, «у меня нееету ничегоо») и тогда СЗ будет больше. Какая-то нереальная чертовщина. Черное превращенное в белое. Я даже не могу вам писать посты про секс и имидж, пока мы эту тему по косточкам не разберем. И секс, и имидж, все бесполезно, если вы бедная кляча, которая боится стать добытчицей. Есть мужчины, которые, полюбив женщину с высокой социальной ОЗ, чувствовали необходимость вкладываться материально больше?Объясните бедным клячам, что связь обратная: только женщина-добытчица может найти себе добытчика-мужчину. Деньги к деньгам. Добытчики к добытчикам. А кормильцы, к которым вы липнете как попрошайки, всегда используют вас как ломовых лошадей, даже если вы самая бедная и больная кляча.

Автор: Марина Комиссарова

Ни одному нормальному человеку не нравится испытывать боль

От моей дальней родственницы ушел муж. Ушел достойно, честно признавшись, что полюбил другую и оставив квартиру, машину и часть бизнеса. Мальчонку, которому едва исполнилось семь лет, полностью содержал и забирал на выходные.В новой семье родилась двойня, и дети очень быстро сдружились. Вместе отдыхали, занимались спортом, ездили на экскурсии, и только бывшая жена не разделяла подобный «праздник души».

Она продолжала его любить и ждать. Темнеть лицом, наблюдая мужнину довольную мину. Бегать к гадалкам, экстрасенсам и шаманам. Читать задом наперед молитвы и «присушивать». Похудела на 8 килограммов. Сходила в отместку замуж. Развелась и надела шоры. С тех пор прошло 20 лет, но до сих пор всякое семейные застолья начинаются и заканчивается одами бывшему супругу, а чуток выпив, клянется, что побежала бы за ним хоть сейчас. В одной сорочке.Босиком. Ползком.

Однажды дочь Виктора Гюго Адель познакомилась с английским офицером Альбертом Пинсоном и влюбилась с первого взгляда, решив, что он — мужчина всей ее жизни.
Офицер не ответил взаимностью, невзирая на красоту юной леди и славу ее отца.
Адель это не остановило, и девушка стала преследовать его по всему миру, пока окончательно не сошла с ума.
Моя знакомая решилась на пластику носа, только потому что ее избранник обожал курносых. Нос ей изменили, а молодого человека, как не было рядом, так и нет.Так что получается, безответная любовь – это не любовь, а своеобразная форма невроза? Добровольный плен? Безумие? Бесконечная боль, отчаяние и бессонница? Разве подобные ощущения могут быть составными такого светлого чувства? Или мы получаем некое удовольствие от страданий? От возможности дежурить под окнами и выть на луну. Наблюдать, как на вечеринке возлюбленный игриво поглаживает спинку другой и кормит тарталеткой.

Чувствовать себя в этот момент особенной. Отвергнутой. Нырять в глубокий психоанализ и кричать во всю глотку, что одной любви хватит на двоих. (не хватит, потому что чувствам нужен обмен, а не бесконечное донорство). Задаваться бесконечным вопросом: «что во мне не так?» Все так. Просто не случилось взаимного притяжения.Не срослось. Мы его выбрали, а он нас – нет. Бывает. Если разобраться, то ни одному нормальному человеку не нравится испытывать боль: ни физическую, ни душевную. Поэтому спешим побыстрее заглотнуть но-шпу, кетанов или на худой конец анальгин и вернуться к привычной жизни. А тот, кто осознанно пять дней кряду терпит мигрень – обязательно от нее кайфует. Иначе никак подобные жертвы не объяснишь.Ожидая месяцами ответного чувства – мы останавливаемся в пути. Пропускаем интересные события и знакомства. А ведь глупо ждать, что слепой посмотрит прямо в глаза, глухой услышит нашу песню, а безрукий протянет для рукопожатия несуществующую ладонь.

© Ирина Говоруха

В остальных случаях неискренность убивает того…

Человек понимает, что его обманывает любимый человек.

Чужие могут обмануть, а близкий — может убить ложью. Неискренность близкого человека распознается на подсознательном уровне.Пусть он уверяет, что все нормально, все как прежде, он по-прежнему верен и любит — мы все равно почувствуем, что это не так. Но правду узнать страшно.
И внешне все по-прежнему, все хорошо в целом.
Сознание получает безопасную информацию, но душой чувствует человек — с ним неискренни.
Его обманывают.

И мучительное раздвоение выливается в тяжелую болезнь. Или в лучшем случае происходит взрыв, скандал, конфликт — на пустом месте, из-за ерунды. И отношения неизбежно рвутся все равно. Чаще всего подозрения оказываются правдой — ученые это доказали. Но поверить в плохое — трудно, страшно, больно. И доказательства искать так не хочется…Но цена неискренности очень высока — тот, кого долго обманывали и от кого скрывали правду — в итоге заболевает. Тайные измены мужа, тайное охлаждение — могут остаться тайной, наверное. Но обманутый жестоко пострадает. Он уже страдает и не признается себе в своих подозрениях. А ядовитый газ лжи заполняет дом.

Тот, кто обманывает близкого, тот убивает его постепенно

И только милосердный обман, как сокрытие страшного диагноза, можно понять. Но и в этом случае близкий все чувствует душой. И принимает благородство лжи. Это — исключение.В остальных случаях неискренность убивает того, кого водят за нос. Потому что ложь — это и есть нелюбовь.
Автор: Анна Кирьянова

Просто потому, что это безответственно.

Формула взрослости

«Что значит «быть взрослым»? — говорит мне позавчера приятель — По-моему, все это миф. Мера твоей, так называемой взрослости, определяется только мешком ответственности, который ты тащишь…».Если придираться к словам, я бы, конечно, сказала, что взрослость – это не когда у тебя мешок тяжелый, а когда ты понимаешь, куда его тащишь и зачем. Хотя бы примерно.Но это немного сложно.

Мне кажется, есть формула взрослости гораздо проще.

Она известна всем стюардессам и всем путешественникам, та самая знаменитая «сначала наденьте маску на себя, затем на ребенка». Объемно и просто, как я люблю.Во-первых, на место ребенка в этой формуле можно подставить что угодно. Не только собственно ребенка, но и работу, родителей-пенсионеров, семью в широком контексте или мужа. Или жену, но чаще мужа.Так вот,взрослый человек всегда сначала позаботится о себе,чтобы не оказалось так, что и он вдруг без сознания-без денег-без сил-в депрессии, и все остальные, за кого он отвечает, тоже в полной жопе.

Из этого «во-первых» легко выводится «во-вторых»: взрослый человек примерно знает, от чего ему становится лучше, а от чего хуже, и имеет хотя бы парочку надежных способов позаботиться о себе. Сам. Вот этими самыми руками. Невзрослый человек вынужден очень много и очень горько обижаться на тех, кто «должен был» или «мог» позаботиться, догадаться и так далее, но не захотел. Если продолжать аналогию с самолетом, то не очень взрослый человек яростно обвиняет пилотов самолета, ругает себя, погоду, турбулентность, и это все очень понятные чувства, тем более, что каждого есть за что повинить. Но маска, маска не надета.В-третьих, тут важны обе части и их последовательность: и «сначала наденьте маску на себя», и «потом на ребенка». Некоторые из нас радостно вцепляются в первую часть, видя в ней освобождение от всякого «надо» и ликующее торжество «хочу». А некоторые пропускают первую и слышат только вторую, видя в себе лишь средство для спасения ребенка. Условного, конечно, ребенка.Первых понять можно. Слушайте, ну правда, если человек с младенчества тащил мешок со всякими гадостями («нет слова хочу, есть слово надо», «ты должен», «не позорь мать» и много других, гораздо более тонких и вычурных колющих предметов), взятый недобровольно, то ведь ничего, кроме тщательно задавленного гнева и ярости, он к этому мешку не испытывает. И будет пытаться сбросить его всеми явными и неявными способами. Даже если привычная вмятина на плече будет заставлять снова и снова этот мешок на себя взгромоздить. А за этой увлекательной внутренней борьбой можно и всю жизнь скоротать.Вторых тоже легко понять. Это те, кто проскакивает первую часть формулы, бормоча «да я-то чо, мне нормально». Да, я синий, задыхаюсь и ногу приволакиваю. Зато смотрите, у меня все дети в масках, я отдал все, что имел, семье и работе, ничего себе не оставил, хоть карманы проверьте. У Линор Горалик есть такой Заяц ПЦ с плакатом «Я спас мир и изнемог». Заяц все время изможден, он ощущает себя героем, но потом бац! — оказывается, что либо маски не нужны, либо самолет летел не в ту сторону. В общем, хаотичные, а то и тиранические метания Зайца были бесполезны и даже навредили. Всем.При хорошем (а может, плохом) раскладе человек с годами это понимает и страшно расстраивается. При плохом (а может, наоборот, хорошем) раскладе так и живет в своей картинке с плакатом наперевес.Ни один взрослый не будет жертвовать своей жизнью.Просто потому, что это безответственно.Жертвовать легко из детской позиции, потому что ребенок, во-первых, еще не знает ценности собственной жизни, во-вторых, не понимает последствий, и в-третьих, надеется таким образом кого-то от чего-то «спасти» (глубоко в бессознательном, в своем театре теней, он, конечно, надеется спасти родителя. Но это затея безнадежная, не стоит и браться).И вот мы, наверное, всю жизнь как-то двигаемся в сторону этой взрослости. Иногда проваливаемся, но ведь жизнь дает обычно больше чем одну попытку.
Автор: Анастасия Рубцова

Кратко посочувствуйте ей и… держитесь подальше!

Мученица

Если вы сталкивались с такой женщиной хотя бы раз в жизни, то вы прекрасно знаете, что она из себя представляет.Мученицы намеренно ищут повод для страдания: постоянные жалобы, нытье и роль жертвы придают им смысл жизни. Они питаются вашим сочувствием и всячески напоминают окружающим, на какие жертвы идут ради близких (или далеких) им людей. При этом в большинстве случаев жертвы эти совершенно не нужные и поэтому зачастую “неоцененные”, что еще больше возвышает мученицу в ее собственных глазах.

1. У мученицы низкая самооценка, поэтому она не может принимать настоящую безусловную любовь. Она считает, что ее не могут любить просто так, и всячески пытается «заслужить» хорошее к себе отношение.

2. Конечно, в этом мученица никогда не признается даже самой себе, но она не способна дарить что-то бескорыстно.
Она считает, что муж, дети и родственники по гроб жизни обязаны ей за заботу и воспитание и по первому же требованию должны отдавать этот долг.Отсюда частые упреки: «Я отдала тебе лучшие годы, а ты…», «Я ночей из-за тебя не спала, сопли тебе вытирала, а ты…» — и дальше по списку.3. В детстве она подвергалась эмоциональному или физическому насилию от родителей, братьев или сестер или же от учителей.

4. Она часто жалуется, что ее труд не ценят, а ее доброту не замечают.

Стремясь удовлетворить свою потребность в похвале и повысить самооценку, она делает еще больше «добрых дел», которые никому не нужны и о которых никто не просит.
5. Она нуждается в постоянном сочувствии, ей нужно внимание и признание ее жертвенности и альтруизма. Если же кто-то упрекает ее в неискренности и эгоистичных побуждениях, она приходит в ярость. В ход идут упреки: «Тебе даже и не снилось, насколько сложная у меня жизнь», «Ты даже представить не можешь, через что мне пришлось пройти».6. Она не может сказать «нет». В глубине души она будет ненавидеть вас, но в ущерб себе выполнит вашу самую нелепую просьбу, чтобы вы не посчитали ее черствой и эгоистичной.7. Когда все проблемы решены, она ищет (или создает) новые,чтобы снова бороться, мучиться и страдать.8. Она отказывается от помощи, как бы тяжело ей не было.

Подсознательно она считает, что если кто-то поможет ей в трудную минуту, ее вклад не будет таким значимым, а значит, она не будет достойна похвалы.

9. Она никогда не берет на себя ответственность за свою жизнь.

Конечно, ей кажется, что на своих плечах она тянет всю семью, а иногда и работу, но она никогда не признает, что все трудности на ее жизненном пути были результатом ее выбора. Мученица будет во всем винить судьбу, посылающую ей такие тяжкие испытания.10. Она всегда права.Как вести себя с мученицей?Выслушайте ее всего один раз, но не позволяйте ей делать что-то для вас и снова становиться жертвой. Вы же не хотите быть обязаны ей по гроб жизни?Не терпите эмоционального шантажа или манипуляций. Она может внушать вам чувство вины, чтобы потребовать от вас любви, посвящения и внимания.Кратко посочувствуйте ей и… держитесь подальше!

Надеемся, вы не узнали в этом описании ни себя, ни кого-то из близких. Во многом страдалицы сродни эмоциональным вампирам, поэтому, если вы бережете свою психику и здоровье, держитесь от таких людей подальше.Конечно, это не всегда возможно (если, к примеру, мученица — ваша коллега или родственница). В таком случае постарайтесь абстрагироваться от них хотя бы эмоционально, “отключая” сопереживание.

©Abbey Stirling

Когда количество неадекватных людей уже явно зашкаливает.

Пофигу всё, кроме здоровья!

Когда вокруг свирепо бушуют кризисы.Когда количество неадекватных людей уже явно зашкаливает.Когда госпожа удача игриво поворачивается к вам толстой кормой.Выход один – ступить на тропу здорового пофигизма!

Из этой статьи вы познаете 10 заповедей, постигните пофигистический дзэн. И да пребудет с вами Великий Пофиг!!!

1. Живи своим макаром – пофигу чужие стандарты, оценки и ожидания! Быть как все (не хуже других) – это слабо замаскированная трусость. Живи так, чтобы другим захотелось стать не хуже тебя.

2. Пофигу неудачи и поражения – это просто ступени к успеху! Не получилось с первого раза, значит выйдет с десятого. А не сложилось с десятого или даже с двадцатого, значит на 117-й юбилейно-победный раз забьёшь последний гвоздь в гроб этой проблемы.

3. Пофигу любой кризис! Чем он сильнее, тем счастливей, богаче, продвинутей ты становишься.

4. Кобыле под хвост любую политкорректность!
Пусть хоть полмира слепо идёт в зловонную пасть демонических анти-ценностей.
Будь апофигенно свободным!

5. Коси от унылых нытиков и забивай на истериков-паникёров!
К счастью, пока есть здоровые и позитивные пофигисты – вот из них и выстраивай своё окружение.

6. Пофигу твердолобое мнение, что жизнь должна быть тяжёлой, трудной, искупляющей экзистенциальную провинность! Живи легко и наслаждайся по-настоящему.

7. И возраст тоже пофигу!
У настоящего пофигиста вообще нет возраста.

8. Пофигу конкуренцию! По капле вытрави из себя лузера и стань победителем!!!

9. La madre del diablo твой телевизор!
Выбрось зомбоящик прямо сейчас!
Да-да, иди и выбрось, а потом уже дочитаешь статью.

10. Пофигу всё, кроме здоровья! Здоровый волчий сон и зарядка для ушей всем нам в помощь!

Автор: Олег Колмычок

Так что каждому — свое

О том, почему любовь не приносит счастья

Что такое безусловная любовь, которую все хотят, некоторые — требуют, но никто толком не может выразить свое представление о ней?

А представления могут быть действительно разными. Большинство людей принимают за любовь что-то совсем другое. То, что мы привыкли считать любовью, в подавляющем большинстве случаев — просто невротическая привязанность.Готовы поспорить? Тогда попробуйте представить себе чувства женщины, отпускающей мужа насовсем к другой без обид. И заодно прикинуть, как часто такие высокие отношения встречаются в вашей жизни. В подобной ситуации очень хорошо чувствуется, где истинный ты и где твое эго, на каком языке оно разговаривает с тобой, и сколько в тебе безусловной любви к живым существам. Действительно ли ты желаешь счастья любимому человеку, если он счастлив не с тобой, или хочешь оторвать от него кусочек? Или наоборот — насильно всучить ему кусочек себя, чтобы он тебя не забывал, хотя он об этом не просил?

Можно думать, что безусловно любишь человека, отрекаясь от себя и во всём ему потакая. Манипуляторы всех мастей, кстати, очень любят этим пользоваться. «Если ты меня любишь, ты должен…» (и далее нескончаемый список обязанностей). И тут у любящих кончаются аргументы, нередко — вместе с силами. Потому что безусловная любовь далеко не всегда предполагает жертвенность, а даже наоборот — способность вовремя дистанцироваться и выйти из отношений, сохранив в сердце теплые чувства и ничего не доказывая человеку, который не способен эту жертву принять или оценить.Считается, что родительская любовь безусловна, но это скорее из серии «ожидание vs реальность». Потому что если бы это действительно было так, не существовало бы пресловутой проблемы отцов и детей, с вечной войной ценностей и взглядов. Действительно, можно думать, что любишь ребенка, и вложить в него всего себя без остатка, но не будет ли это в итоге медвежьей услугой? Чтобы относиться к своему чаду с безусловной любовью, нужно очень хорошо знать себя, чтобы не принимать за любовь свои желания в отношении него. Потому что когда ребенок разочаровывает, это уже не любовь, а обманутые ожидания. По-настоящему любящие ничего не ждут.

Чтобы лучше понять, что такое настоящая, безусловная любовь, нужно в первую очередь допустить, что это — полное принятие себя. Недаром ведь одна из основных духовных заповедей гласит: возлюби ближнего, как самого себя. Что может быть проще и понятнее? Ведь наше отношение к себе определяет характер наших взаимоотношений с миром. Если эти отношения сложные и запутанные, весь мир будет для нас всего лишь кривым зеркалом, где мы будем видеть недолюбленные, непринятые острые частички себя и постоянно об них раниться, создавая болезненные ситуации и вступая в травмирующие отношения.Невыросший, незрелый человек не способен на безусловную любовь. Это как просидеть всю жизнь в надутом бассейне или выйти в открытое море. И там, и там вода, но ощущения и масштабы несравнимы. Океан ужасает того, кто ничего, кроме бассейна, не видел. Хотя нормально взрослеющего ребенка это не испугает, а скорее привлечет на путь новых открытий. Поэтому любые нарушения любви — это результат помех, возникших на жизненном пути в процессе взросления. И если окружение в свое время не знакомило с морем, человеку вряд ли суждено будет его познать, останется только смутная тоска по чему-то недостижимому.И конечно, для настоящей любви нужна сила. Одна для того, чтобы переплыть пруд со знакомыми берегами, утками и головастиками, и совсем другая — для покорения бушующего океана. Но можно знать океан и при этом не пренебрегать прудом и утками, видя в них ту же природу и зная, что из утки никогда не вырастет гордый буревестник. Безусловно любящий мудрец, кстати, тоже вряд ли пригоден для обычной жизни.

Так что каждому — свое, и наша главная ежедневная маленькая задача — это увидеть частицу божественного в каждом и не забывать взращивать божественное в себе. Только тогда мы сможем хотя бы на один маленький шажок приблизиться к тому ощущению счастья, которое до сих пор фонило чем-то смутно знакомым и несбыточным.

Автор: Елена Бережная

Говорят, что все уроки лучше всего проходить на расстоянии.

Уйти, чтобы остаться

Люди очень сильно боятся расходов и расставаний, да и паузы со всякой неопределенностью зачастую наводят на нас панический ужас. «А вдруг в моей жизни больше никогда и ничего не будет?» Будет, еще как будет. Как-то будет — это уж точно, а чтобы было лучше, чем просто «как-то», нужно потрудиться.

Говорят, что все уроки лучше всего проходить на расстоянии. В идеальном случае, конечно же, к отношениям нужно готовиться до отношений, как, впрочем, и ко всем другим важным этапам и событиям нашей жизни, но это уж кому как повезет, кто знает, что нам там по судьбе положено. У кого-то получается приобрести необходимые знания до судьбоносной встречи, а другим приходится огнем, водой да медными трубами счастье свое у жизни отвоевывать, не так все это важно на самом деле. Хочу обратить ваше внимание, что иногда лучше встать на паузу и уделить внимание недоученным урокам по отдельности, вместо того, чтобы совместно разрушить то, что и так еще не окрепло.

Не надо страшиться расставаний! Все, что ваше, обязательно вернется. Неделя, месяц, год — не имеет значения. Всё ваше обязательно вернется, точнее, оно толком и уйти-то никуда не сможет. Вроде бы решили, что все, конец, а жизнь постоянно сталкивает и сталкивает вас на пути. Но близко друг к другу подойти не дает, потому что каждому из вас нужно время, чтобы дозреть. Дозреть друг для друга или для других партнеров — никто не знает, чем в итоге закончится ваша пауза.Временами точки превращаются в запятые, а иногда повисают в воздухе неоднозначным многоточием.Мы сильно боимся расставаний, но еще сильнее мы боимся сближений. И вот тут поди попробуй выбрать из двух зол меньшее. Шаг навстречу — рушатся личные границы, растворяется эго, где ты, где он — да кто бы знал, страшно. Два шага назад гораздо безопаснее, вот так и танцуем — шаг вперед, два назад. Подойти близко и оттолкнуться, больше всего на свете желать быть рядом, но так и не решиться шагнуть в неизвестное.

Чтобы подпустить близко другого, необходимо учиться познавать самого себя. В каждом из нас есть и свет, и тень. Научиться принимать свою тень, научиться любить того, кто внутри, научиться быть благодарным тому, что уже есть в каждом из нас. Часто мы бросаемся завоевывать другого человека, толком еще даже и не познав себя. Зачем бросаться-то? Зачем завоевывать? Углубляйтесь, изучайте то, что есть внутри каждого из нас, придет весна, и цветы распустятся сами. Люди не встречаются случайно, каждая встреча имеет какой-то смысл, только вот что за смысл — не всегда удается разгадать, по крайней мере, не сразу. Большое видится на расстоянии.Чем более глубокий и тонкий мир вы открываете внутри себя, тем более устойчивым (но не бесчувственным) становитесь к изменениям внешней среды. Если внутри светит солнце, то есть ли разница, какая погода за окном? Помните, какая надпись была на кольце царя Соломона? «Все проходит, и это тоже пройдет!» Паузы однажды заканчиваются, расставания снова сменяются встречами, какими встречами — время покажет, а пока, каждому из нас есть, чем заняться.Развивайтесь, расцветайте, раскрывайте заложенный в вас потенциал, учитесь дарить тепло и заботу своим близким, а любовь однажды придет сама, обязательно придет!Если у вас возникли вопросы по этой теме, задайте их специалистам и читателям нашего проекта здесь
©Дина Ричардс