Лишение иллюзий с сохранением ценности

Есть разница между процессами разочарования и обесценивания, хотя многие сливают их воедино, в то время как один может быть целительным, а другой уничтожающим все живое.

РАЗОЧАРОВАНИЕ – это процесс снятия розовых очков. Отпускание очарования, которое было не качеством объекта очарования, а чем-то твоим, надуманным. Встреча с реальностью, как она есть. Разочаровавшись в том, чем предмет вашего очарования не является, вы, наконец, можете увидеть чем он на самом деле является. И уже начать с ним взаимодействовать без фантазий.
Например, человек напротив вовсе не гуру, а просто хороший специалист своего дела. И это часто гораздо ценнее, чем гуру. Ибо реальный и близкий.

Не все могут пережить разочарование, сохранив отношения. Однако те, кому удаётся, переходят на другой уровень отношений. Когда клиенты разочаровываются в терапевте как в спасителе, они, наконец, могут говорить, как обычные люди. Ибо в мире нет никого, кроме обычных людей.ОБЕСЦЕНИВАНИЕ – совсем другой процесс. Это изъятие ценности из предметов или отношений, тем самым делая их менее значимыми и не могущими на тебя повлиять.

Не могущими тебя расстроить, причинить боль, поменять или хотя бы как-то затронуть. Это один из способов психологической защиты. Его применяет легендарная лиса в басне Эзопа, говоря, что «виноград зелен», а потому не стоит ее попыток. А все дело в том, что она просто не в силах достать этот виноград и старается смягчить свою боль, обесценив его.
Обесценивание часто убивает отношения, не позволяя пережить в них ту трансформацию, для которой они предназначены. Например, если кто-то не разделил вашу любовь, можно легко посчитать его идиотом и успокоиться вместо того, чтобы впустить в себя возможность, что вы можете кому-то не нравиться, не смотря на все ваши и его достоинства. Пережить, отстрадать, не обесцениться самому и выйти на другой уровень отношений. Более глубокий, более реальный.

Или если подруга плачет по утраченному возлюбленному, кто из нас не утешал ее, называя его козлом? То есть, обесценивая.

Иногда бывает, что собираешься провести много времени с человеком. Может быть, даже всю жизнь. А потом резко что-то происходит и ты вычёркиваешь его из жизни навсегда. Удаляешь из друзей, банишь в соцсетях. Бывало у вас такое? Между тем, где логика? Либо «любовь до гроба», либо «видеть тебя не хочу»? Если человек ценен, значит можно разочароваться, не обесценивая и найти новую форму взаимодействия. Если человек не ценен, то откуда берётся столько надежд и планов?

Обесценивание обезболивает, но убивает духовный рост и любые изменения.

Самый целительный процесс в отношениях — это разочарование без обесценивания. То есть лишение иллюзий с сохранением ценности и поиском чего-то настоящего. Того, что реально может быть интересно. Того, что соединяет и может быть прочнее, чем очарование, влюблённость или наивная вера в чудо. Это сохраняет связь, а, значит, может сделать ее глубже. Потому что время и совместный опыт раскрывает, углубляет, трансформирует. Тот, в ком вы уже разочаровались, становится гораздо более ценным, ибо уже по-настоящему виден. Как старый друг, который лучше новых двух.

А там уже и до близости не далеко, если вам туда, конечно.

Автор: Аглая Датешидзе

Я счастлива, что сегодня мы вместе.

Хочу видеть нас, а не иллюзии о нас
Хочу научиться слушать тебя и не судить.

Хочу, чтобы ты стал важной частью моей жизни, но не стал ее смыслом.Хочу обнимать тебя, не лишая воздуха.Я хочу, чтобы ты сам мне сказал, что лучше для тебя, а я помнила о том, что другого способа узнать этого нет.

Хочу научиться говорить о своих недостатках, не испытывая при этом липучий стыд и въедливый страх быть отверженной.

Хочу, чтобы я всегда чувствовала тонкую грань между искренностью и эмоциональной обнаженностью. Трепетно относиться к твоим чувствам и помнить, что иногда лучше быть счастливой, чем правой. Не обрушивать ураган эмоций друг на друга, а ощущать вибрации твоей души и слышать то, что не способен уловить даже самый лучший слух.Хочу видеть нас, а не иллюзии о нас. Спокойно относится к периодам отдаления и сближения, к встречам и расставаниям. Терпеливо строить новое там, где разрушилось старое.Хочу, чтобы в борьбе разума и сердца всегда побеждало сердце, потому что там, где командует разум, сердце всегда страдает.

Хочу доверять тебе, ничего не требуя взамен.

Хочу, чтобы мы знали друг о друге то, что причиняет нам ужасную боль, но никогда не воспользовались этим знанием.Хочу помогать тебе, не пытаясь решать все за тебя. Научиться быть ближе к тебе, оставляя личное пространство.Хочу отказаться от предрассудков и социальных клише, заменяя это на подлинный интерес. Я знаю, что не все то, что увлекает тебя будет так же увлекательным для меня. Этого и не нужно. То, что это важно для тебя уже достаточно для того, чтобы относится к этому с должным вниманием с моей стороны. То, что у нас есть собственные интересы за пределами нашей пары не говорит о том, что мы думаем друг о друге меньше.

Я хочу, чтобы мы не искали друг в друге родительской поддержки и безусловного принятия. Это было бы слишком много для такого чистого и трепетного чувства как любовь.

Я хочу совершенствоваться и развиваться рядом с тобой.

Хочу узнать нашу личную формулу счастья и тут же забыть ее, чтобы никогда не пропадала радость встреч и спонтанность в отношениях.Я хочу, чтобы мы видели темные стороны друг друга, но не заполняли ими пространство наших отношений.Хочу, чтобы мы находили ресурсы для преодолений в наших компетенциях и достоинствах, а не в промахах. Каждый раз помнить о том, что восхищает меня в тебе, если бы я отбросила ярлык «мужа».

Хочу научиться спорить с тобой, но не ссориться. Я за здоровое проявление злости вместо порочной связки вины и обиды друг на друга. Она всегда появляется тогда, когда мы выбираем остановить собственную инициативу и не говорить открыто на острые и неудобные темы.

Хочу, чтобы ты научил меня помогать тебе так, чтобы ты оставался сильным.

Хочу, чтобы целой жизни было мало для того, чтобы узнавать друг друга.Я знаю, что временами я буду плакать от бессилия и будет казаться, что больше никогда не будет яркого солнца над головой и мрак опустил на нас свой покров. НЕ ХОЧУ из-за заплаканных глаз перестать видеть яркие звезды, которые помогут пережить даже самую страшную и темную ночь нашей любви.

Я счастлива, что сегодня мы вместе. Я не хочу, чтобы ты любил меня всю жизнь, я просто хочу, чтобы ты любил меня каждый день.

Автор: Татьяна Сарапина

Так зачем ей обнажаться?

Статья про ошибку взрослых женщин вызвала такую волну боли в увядающих красавицах, что они обращали ко мне возгласы типа: «А дышать нам можно?»
То есть совет не носить очень короткие юбки в сорок лет был воспринят как запрет на жизненно-важные функции.

Боюсь, это не преувеличение.Демонстрировать свою сексуальность для многих женщин так же важно, как и дышать.Или важней.

Обратите внимание, сексуальности никто этих женщин лишать и не думал. Я писала и пишу, что сексуальность в сорок лет может быть очень развитой и очень востребованной, сексуальная привлекательность может быть в полном расцвете, куда лучше, чем в двадцать.

Не стоит ее демонстрировать, как не стоит демонстрировать то, что и так прекрасно, что по умолчанию есть и развито. Как хороший товар в рекламе не нуждается, особенно в простой такой рекламе, мейнстримной, в лоб, так и сексуальность успешной взрослой женщины и без рекламы востребована, в отличие от молодых девчонок она не находится в активном поиске, а если вдруг находится, не нуждается в широкомасштабных объявлениях, поскольку знает, что именно она ищет и как.

Интуитивно это понятно всем женщинам, сексуальный ресурс которых прокачан и прокачан ресурс имиджа. Несогласия у них мысль, что не стоит выставлять на показ свое тело, не вызывает.

Однако большинство женщин испытывают от слов «лучше прикрыться» возмущение и боль.

Во-первых, это указание на то, что в них что-то не так, а под короной в них все идеально и даже лучше!

Во-вторых, они и сами догадываются, что их обнажение не так уж гармонично, но воспринимают это как отправку в утиль. Девушки, нельзя отправлять в утиль личность по причине ее возраста. С возрастом личность наоборот должна становиться сильней и краше. Тело может стать похуже, а магнетизм личности сильнее, обаяние и стрежень сильнее, а значит сильнее и ее привлекательность.

К сожалению, ресурсы имиджа, любви и секса у женщин в таком плохом состоянии, что они представить не могут, ну при чем тут личность. Где она там?

Вот в работе им понятно, с профессиональным опытом ценность растет (хотя ведь и здесь, те, кто не развиваются, менее востребованы, чем молодые креативные специалисты). В семье тоже понятно, родительский опыт растет, навыки и возможности. В творчестве даже понятно, в дружбе понятно. А вот в имидже, любви и сексе нет. Ну какая тут личность? Одно только тело.
Представьте себе, насколько это внешние ресурсы у многих женщин, насколько зыбкие и нестабильные, исчезающие с возрастом все больше и больше. Нет никакого огня, нет воздуха, одна только материя, которая с возрастом вянет. Ужас в том, что именно эти ресурсы — главные для большинства женщин, они живут за счет них, они себя идентифицируют с ними, они питаются только от них, в том числе и корону питают, а без короны у них стресс.

И вот эти вот главные ресурсы, к которым у многих женщин настоящая аддикция, реальная мания, начинают стремительно разрушаться. Именно стремительно, а не постепенно, поскольку сначала факт их увядания женщины активно закрывают короной, выбирая удачные ракурсы и выгодное освещение (как отлично показал Теннесси Уильямс в «Трамвае Желание», он вообще там развитие сексуальной и имиджевой аддикции отлично показал, и их причины, и их механизм).Особенно это свойственно самым красивым от природы женщинам. Они настолько привыкли воспринимать себя как сексуальный объект и на этом строить свою самоидентификацию, что других любимых ресурсов у них нет. Да, они где-то работают, у них есть дети, какие-то хобби, но это все так, а основной кайф они получают от любви, имиджа и секса.

То есть, они хотят нравиться, они хотят влюблять и влюбляться, они хотят заниматься сексом и всем, что к нему прилагается, и не в дополнение ко всему остальному, а это ГЛАВНОЕ, самое важное, самое основное, что делает их счастливыми, наполняет их энергией.

Только здесь они чувствуют поток. Все остальные ресурсы — скорее труд и их долг, вложение сил, а не получение ими энергии.

Им кажется, что они должны любить и быть любимы, только тогда будут силы что-то делать, работать, воспитывать детей. И вот смотрите, что происходит с этими ресурсами, когда внешний ресурс начинает разрушаться. Внешний ресурс — это аванс. Это то, что дается ребенку, подростку, от природы, от родителей, от социума, чтобы он мог подключить и прокачать внутренние ресурсы. Очень сложно прокачать внутренний ресурс, если внешнего совсем нет или он очень плох.
Однако те люди, кому это удается, имеют самый мощный внутренний ресурс. В идеале внешний ресурс должен быть в норме, не слишком слабый и не слишком обильный. Те, кто получают от природы очень щедрый внешний ресурс, встречаются с большими неприятностями, поскольку имеют слабый стимул прокачивать внутренний.

А внешний ресурс — это аванс! Он очень скоро начинает разрушаться и всю энергию ресурса человек должен получать из внутреннего, который к этому времени он слепил (за счет нейропластичности мозга, да, за счет образования связей в мозгу, то есть навыков, привычек и способностей). Н
о если внешний ресурс такой щедрый, многие слабовольные люди ведут себя как Стрекоза, которая лето красное пропела: пользуются им, наслаждаются, никуда не торопятся, да и остальными ресурсами мало занимаются.

Вот у женщин в сферах этих ресурсов — настоящая засада. Мужчинам за красоту ничего почти не дают, особенно деньги, а за секс тем более не дают (до последнего времени по крайней мере), они сами должны покупать секс, если и не за деньги, то за какие-то вложения. Любовь для мужчин тоже такая сфера, где особо не расслабишься и на ручки не залезешь, быстро скинут и назовут немужиком.Поэтому мужчины имеют меньше шансов превратить эти ресурсы в источник пассивного кайфа.Сексоголиков много, конечно, но они в основном самоудовлетворением занимаются, то есть это такая тихая аутичная аддикция, самоокупаемая, хотя тоже пожирающая энергию, как все аддикции.

Женщины, сами того не замечая, превращаются в аддиктов имиджа и любви. Аддикция развивается из-за того, что они сначала получают слишком большой аванс, привыкают к источнику пассивного кайфа, а потом теряют внешний ресурс с возрастом (тело стареет) и у них постепенно развивается паника и они начинают этот внешний ресурс доить, они зацикливаются на нем, у них развивается настоящий голод и постоянное состояния поиска.

Голод — это не значит, что в жизни этих женщин нет любви и секса. Это все может быть, сначала, и этого может быть даже много, но они хотят больше и больше. Голод не признак, что вы мало получаете, он признак, что вы хотите больше. Именно поэтому пищевые аддикты все время чувствуют голод, хотя много едят. А люди, которые правильно питаются, голод испытывают, когда подходит время приема пищи и очень быстро его удовлетворяют. А пищевой аддикт, даже когда не может уже дышать из-за количества съеденного, все равно чувствует голод.

Кстати, у многих женщин развивается пищевая аддикция из-за фрустрации имиджа, а сексуальная аддикция из-за фрустрации любви. Это соседние ресурсы и на них переходит аддикция с тех ресурсов, которые были в аддикции, а потом заблокировались. Смотрите, как выглядит механизм.

Женщина очень много внимания уделяет имиджу, все время думает о своей фигуре, переживает о лишнем весе, который с возрастом контролировать все сложнее. Чтобы улучшить фигуру, она пытается мало есть, у нее возникают перекосы в питании, то голодная диета, то булимия, фигура не улучшается или улучшается на короткое время, а потом еще хуже, и разозлившись на бесполезную борьбу, женщина совсем плюет на имидж и начинает много есть, поскольку последние года три только и думала об еде, как бы есть поменьше, и очень сильно зациклилась, вырастила значимость еды с дом.

Теперь она находит успокоение, наслаждение и даже опьянение в пище, она по-настоящему счастлива, когда начинает что-то есть, а другие вещи в жизни ей такого удовольствия не приносят.

Иногда она с тоской думает про свой угробленный имидж, хочет взяться за себя, но не может, и ест все больше и больше. Знакомо?

Понятно, как попадают в аддикцию к еде из-за борьбы с ней?

С переходом аддикции с любовного ресурса на сексуальный то же самое. Любовный голод мучает женщину, она не может получить столько чувств, сколько хочет, столько романтики и столько близости. Один неудачный роман, второй, нет сил переживать все это. Она зациклена на любви, она думает только о любви, она смотрит фильмы только о любви, слушает песни о любви, говорит и пишет только о любви.Она аддикт любви, но с возрастом влюбляются в нее все реже (поэтому хочется все больше) и все противней видеть молодых соперниц.Поэтому, неюная женщина обижается на любовь как предыдущая на неподдающийся имидж, блокирует ресурс любви, а вся аддикция переходит на ресурс секса.

Она вдруг понимает, что если отключить некоторые «комплексы» и «предрассудки», а так же «стереотипы», любви можно получить очень много, просто в форме секса, с разными мужчинами. Как вкусная еда доступнее хорошей фигуры, так и секс доступнее любви, особенно для женщины. И она становится аддиктом секса, она занимается виртом, она встречается с разными мужчинами, она ищет онли-секс.

Сексуальная аддикция очень быстро разрушает человека, у которого нет других ресурсов.

Аддикция все время нарастает и занимает все его поле.А в случае женщины она разрушает и ее самооценку, и ее репутацию.Здоровье тоже очень часто разрушает, поскольку настоящий аддикт уже не думает про средства безопасности. Но это отдельная тема. Это я пишу, чтобы показать, как голод нарастает по мере разрушения внешних ресурсов и что этот голод делает с человеком. Единственный выход — понять, что если носить короткую юбку для вас равносильно «дышать» и предложение выглядеть приличней в солидном возрасте звучит как пощечина, как плевок в самое святое, вы — аддикт.

Вы зациклены на своей внешности и своей сексуальности, вы стремитесь постоянно выжимать из этого энергию, вы все время хотите привлекать внимание к телу и возбуждать, демонстрировать себя с сексуальной стороны.

И этот голод делает вас не только нелепыми, но и отталкивает от вас людей, создает вокруг вас сначала липкость, а потом вакуум, поскольку люди ощущают брезгливость от сильной липкости, хотя могут совсем не рефлексировать это, ведь люди добры (пугливы точнее, боятся быть «злыми»).

Вот что с вами происходит из-за вашего голода.

Из-за вашего голода вы получаете все меньше и меньше, а хотите все больше и больше, соглашаетесь на любые условия, даже унизительные.

Как выходить из аддикции любой, помните?

Во-первых, отвлекаться на другие ресурсы, любые, какие у вас более-менее подключены. Без этого никуда. Если ресурсов нет, тем более надо отвлекаться на другие ресурсы и прокачивать их понемногу, иначе вас ждет яма страшной глубины, из которой вас даже психиатры не вытащат. Если вы аддикт имиджа, любви или секса, прокачивайте любые другие ресурсы, создавайте себе опоры, отвлекайтесь. Многим женщинам страшно отвлечься от своей аддикции, им кажется, что стоит перестать думать о внешности и сексуальности, рассыпется то, что есть, что приходится поддерживать ежедневными вложениями. Это возможно, но только в том случае, если ресурс целиком внешний и выдоенный вами уже подчистую, он может фрустрироваться сразу, едва вы прекратите его доить. Ничего страшного, это даже хорошо, потом можно заняться им уже не из позиции голодного аддикта, а как нормальный человек.

Во-вторых, надо постараться подключить противоположные ресурсы.

Если вы думаете только о сексе, подключайте экономику. Начните с приведения в порядок своего дома. Только не думайте, как вы позовете туда любовников. Думайте про родственников лучше или про подруг. Удивительно, но ремонт и даже генеральная уборка сразу же останавливают вампирическую силу сексуальной аддикции. Еще лучше — оптимизация расходов. Займитесь подсчетом трат, подумайте, как вы могли бы покупать продукты мелким оптом, решите на что будете копить. Но самое лучшее — это новые заработки. Придумайте, как можно заработать больше, как найти новые источники денег, пусть и небольших, но дополнительных. Когда в голове — экономика (но только не уныние по поводу нехватки денег, а идеи как их заработать), сексуальный голод стихает. Для мужчин-сексоголиков это тоже очень актуально.

Если аддикция у вас не столько к сексу, сколько к любви (постоянное чувство одиночества и жажда романтики), занимайтесь имиджем, но не на маникюре-педикюре, а в спортзале, и постарайтесь делать себя красивей не для любимых (реальных и воображаемых), а для людей вокруг. Пусть другие женщины находят вас красивыми, например. Развивайте шарм, но не для того, чтобы вцепиться в горло очередному мужчине, а для того, чтобы нравиться всем, а главное нравиться самой себе, получать удовольствие от своей персоны. Это снизит чувство одиночества. Если у вас аддикция к имиджу, вы поглощены постоянными улучшениями своего внешнего вида, прокачивайте любовь. Внутренний ресурс любви — это навыки романтического общения, навык знакомства и развития отношений (собственно рыбалка). Для прокачки любви не обязательно иметь любимого. Если у вас нет любимого и трудно его найти, значит у вас в начале ресурса провал, вы не умеете знакомиться и создавать связи, для вас это всегда была — случайность, подача извне, аванс. Сами вы не умеете ничего. Так учитесь сначала просто общаться и вызывать симпатию, а потом уже будете учиться любви с любимым.

В-третьих, надо постепенно прокачивать тот ресурс, который у вас в аддикции, делать из внешнего внутренний. Внутренний ресурс надежно защищает от аддикции! Но прокачивать можно только сняв с этого ресурса большую часть внимания, снизив голод в несколько раз.

Еще раз, внимание.

Прокачать ресурс можно, только убрав аддикцию, снизив голод. Аддиктам часто кажется, что снижение голода — это фрустрация. Пусть будет даже фрустрация. Из аддикции ресурс не прокачаешь, только скормишь себя дыре. Лучше быть в небольшой фрустрации и постепенно заниматься прокачкой, чем липнуть ко всем от голода и чувствовать, как желание разрывает на кусочки.

Поэтому если вам сорок (или тридцать, но выглядите вы совсем не девушкой, а женщиной) и очень хочется показывать всем прохожим на улице бедра и грудь, можете смело диагностировать голод. Если вы не можете этот голод отрефлексировать, задача затрудняется из-за психзащит. Очень важно увидеть свой голод, но если вы давно голодны до сексуального внимания, вы можете не знать, как чувствовать себя иначе.
Внутренний ресурс — это когда вас хотят больше, чем хотите вы, и дают вам больше, чем вам достаточно, хотя планка притязаний у вас достаточно высокая. Как профессионал получает очень много предложений и не страдает от дефицита, так и прокачанная в плане имиджа и секса женщина не бегает ни за кем с голодными глазами и не машет всем короткой юбкой, предлагая обратить на свое тело внимание. Она получает внимания даже больше, чем ей нужно.Так зачем ей обнажаться? Наоборот, ей хочется отфильтровать внимание. Как респектабельная одежда не кричит и не слепит, так и востребованная женщина не похожа на павлина, которому надо подманить убегающую серенькую самку своим ярким хвостом. Чем ярче ваш хвост, тем больше ваша инициатива и условия второй стороны. Прокачанную в любви и сексе женщину (даже немного) интересует качество, а не количество, она давно вышла на более сложный уровень романтического и сексуального общения, чем просто коллекция лайков. Она хочет закрыться не потому что некрасива. Не думайте так, бедные стареющие девочки (так и не ставшие женщинами). Многие из вас очень красивы, некоторые даже красивей, чем вы были в юности (физически, обаяния ноль, иначе не было бы голода). Обнажение — это сексуальный призыв (если речь не о жарком климате, если речь об обнажении, которое не оправдано очевидным удобством, чем более оправдано, тем меньше оно выглядит как призыв), а призыв прохожих к сексуальному вниманию — это голодный стон.

Некоторые думают, что демонстрировать свой голод — это хорошо, это привлекательно, это всех заводит. Но так могут думать только голодные, которые мечтают встретить такого же голодного. Снимите корону сокровища, ну кому интересен ваш голод? Голод ваш означает лишь то, что вы никому не нужны или вам нечем больше заняться. Это некрасиво для взрослой женщины, это выдает ее жизненный крах. Для юной — нормально, она в поиске себя и хочет получить всего побольше, даже и без разбора.

Автор: Марина Комиссарова

Женственность не в сорок лет начинается, дамы.

Женственность не в сорок лет начинается, дамы.

Женственность не в сорок лет начинается, дамы.

Энергия свободно течет там, где есть самоуважение
Есть одна типичная ошибка в имидже взрослых женщин. Заметить эту ошибку очень сложно не только им самим, но и со стороны. То есть всем видно, что что-то не то, а вот что, не понятно, и первым делом в голову приходит что-то другое.

Эта ошибка — оголение самых красивых частей тела. Казалось бы логично: красивые ноги, так покажи их во всей красе. Нет целлюлита на бедрах? Великое преимущество, редкое в твоем возрасте 40+, давай покороче юбку.

Красивая грудь? Тем более даже импланты? Конечно нужно как можно глубже декольте. Идеальная грудь — реальное преимущество. Тем более для твоего возраста.

Вот это вот «для твоего возраста фигура очень молодо выглядит!» всех женщин в возрасте сбивает с толку. Конечно надо показать фсе! А как иначе прыгнуть в уходящий поезд?

Засада в том, что прыжки в уходящий поезд очень заметны. Они всегда выглядят судорожно и суетливо. И ладно бы заметны окружающим. Попытка подпрыгнуть и вцепиться, повиснув, роняет собственное самоуважение. Именно из-за таких вот натужных прыжков взрослые дамы и лишаются спонтанности. Поскольку энергия свободно течет там, где есть самоуважение, а где его нет, возникают плотины страха. Человек не может опираться на себя и начинает цепляться за одобрение окружающих, выпрашивает его, вытягивает разнообразными щипцами.

Есть очень красивые взрослые женщины, 40+ и даже 50+, их фигурам действительно могут позавидовать большинство молодых девушек, у них действительно очень красивые ноги, у них все отлично, возраст почти не тронул их тела. Тело стареет позже, чем лицо, это всем известно. А у женщин, которые занимаются фитнесом, ведут правильный образ жизни, тело и в 50 лет выглядит отлично и придраться не к чему.

Вот на лице возраст виден, у многих в 30 уже виден, тем более в 40 или в 50. Как бы ни ухищрялась женщина с косметологией и пластической хирургией, на фотографиях она может выглядеть как девушка, а в жизни, при дневном свете, нет. И этот факт многим женщинам (особенно застрявшим в самоидентификации Селены) кажется таким обидным, что они ищут, чем бы его компенсировать.

И компенсируют, как им кажется, демонстрируя все еще красивые части тела. Лицо уже не очень, зато какие ноги. Не смотрите туда, смотрите сюда!

И вот эта — самая распространенная имиджевая ошибка.

Речь не идет о пляжном наряде, на пляже и в 70 лет надо ходить в трусах, на то и пляж. На теннисном корте уместна короткая юбка. На пенной вечеринке и где-то еще. Речь идет о повседневном имидже, о деловых и вечерних нарядах.

Женщине, которая совсем не похожа на молодую девушку (а это при самой лучше генетике к сорока годам бывает уже у всех), не стоит одеваться как подросток. Какими бы красивыми ни были ее ноги, это будет означать агрессивную и даже навязчивую демонстрацию своей сексуальности. У подростков и молодых девушек — нет, не означает, а у нее — да. Всегда, и чем раньше вы (взрослые женщины) примете эту мысль, тем лучше станет ваш имидж.

Но каждый раз, когда я пишу (а писала я много раз) вот эту вот фразу «взрослая женщина не должна одеваться как подросток», у моих читательниц загорается на голове корона «женственности». Они забывают весь контекст и радостно скандируют «хватит мне носить джинсы и свитера, пора стать женственной!» И стремятся активно оголять все подряд части тела, которые у них еще ничего или не очень, но все-таки еще ничего, а те, которые оголить не могут, начинают подчеркивать полупрозрачными тонкими тканями и украшать-украшать, чтобы притянуть туда побольше людского внимания.
Корона женственности — это все то же отчаянное желание прыгнуть в уходящий поезд. Я пишу: не прыгайте, не позорьтесь, а прыгнуть так хочется, что они начинают находить в моих словах другой смысл. Я пишу: не одеваться как подросток — это не оголять «ножки и животики» (и никогда не называть их так), а джинсы и свитера — это не подростковая одежда, унисекс — это совсем не обязательно подросток! Взрослые люди тоже могут носить унисекс. Тем более, что свитера и джинсы — не обязательно унисекс, это и очень женственным все бывает, от кроя зависит и деталей.

Корона женственности вырастает на месте дыры в самоидентификации, когда хочется быть привлекательной и сексуальной, но возраст уже не молодой и возникает мысль, что в сорок лет может быть иная сексуальность и она называется «зрелая женственность». Зрелая — в значении «очень выраженная». И значит надо начинать носить высокие каблучки (хотя ноги уже с варикозом) и активно, ярко краситься (хотя грим подчеркивает даже мелкие морщины).

Женственность не в сорок лет начинается, дамы. Было бы странно становиться вдруг намного более женственной, когда детородный возраст заканчивается. В сорок лет действительно может быть иная сексуальность, еще какая привлекательная, еще какая востребованная, но она не связана с каким-то взрывом «женственности» и тем более не связана с активным обнажением тела.
Почему молодой девушке можно ходить в коротком платье? Потому что она похожа на подростка, почти ребенка, а для детей свои нормы, их тело ассоциируется с развитием и расцветом физическим. Если молодая девушка имеет лишний вес или просто выглядит зрелой дамой, ей не нужно надевать короткие платьица и короткие топики, даже если она совсем юна. То есть стиль «голые ноги, голый живот, глубокий вырез» для очень юных СЖД или чуть взрослее, но выглядящих как СЖД. Это для растущих и зреющих девочек, а не для зрелых или тем более не для уже увядающих дам.

ДЖД должны быть с этим уже осторожней, далеко не всем ДЖД это идет, только самым молодым и тонким. СЖМ это делать нельзя (повторяю, речь не о курортном и пляжном отдыхе, когда можно всем, даже старикам 150 кг весом, всем, поскольку это оправдано функциональностью). ДЖМ это делать запрещено. СЖМ и особенно ДЖМ выглядят в коротких платьях как дуры, какими бы красивыми у них ни были ноги.

У вас красивые ноги. Допустим. Зачем вам показывать их всем прохожим? Чтобы собрать немножко лайков из их взглядов? Лайков не будет, поскольку люди оценивают весь образ целиком, и ваш образ транслирует, что вы не очень молоды, но очень голодны. Какие лайки?

Чем старше выглядит ваше лицо, тем глупей смотрится неуместная обнаженка тела. Но чем сильнее контраст между лицом и телом, тем чаще женщины обнажаются. Им становится обидно, что никто не видит их «сильные стороны». Их ускользающую и тающую красоту. Покажите эту красоту мужу или любовнику. Пусть люди это увидят в бассейне и на пляже. В крайнем случае поместите свои фото в Инстаграм, фото с пляжа в купальнике, там обнаженка уместна, но не ходите по улице в секси-платьицах, чтобы доказать всем, что вы еще ничего. Вы и так ничего, не надо этот доказывать прохожим. Зачем вам одобрение прохожих? От голода?

Хорошая фигура отлично видна в любой одежде. Надо надеть хиджаб, чтобы скрыть хорошую фигуру, но, говорят, и через хиджабы красивые женщины все равно ощущаются спинным мужским мозгом. И представьте себе, если вы не носите откровенную одежду, а одеваетесь довольно сдержанно (сдержанность для взрослой женщины — признак самоуважения и хорошего вкуса), а потом тот мужчина, который вас интересует, видит вас во всей красе, какой это получается крючок.

Но дамы в коронах любят говорить, что мнение мужчин их не волнует, они наряжаются для себя. Да, для себя, точнее для своей короны. Чтобы принять в полумраке туалета перед зеркалом позу и щелкнуть себя (не обязательно на фото) с выгодного ракурса, где не видно, что им 40+, а кажется 20+, и носить с собой этот свой образ весь день и чувствовать себя секси-девочкой. Вот что такое «для себя». Если бы не было нужды кормить корону и создавать воображаемые отретушированные образы себя минус 20 лет, не нужно было надевать такие нелепые наряды.

Доказать, что ее откровенный наряд нелеп, женщине в короне невозможно. «Это все стереотипы,» — скажет она. И еще: «А судьи кто?» Да никто, носите на здоровье, что хотите.

Однажды ко мне пришла (давно, я не консультирую лично, все упоминаемые случаи — много лет назад) женщина с вопросом, почему у нее не получается познакомиться, несмотря на отличный имидж. Имиджем женщина называла свою действительно хорошую фигуру и хорошую кожу для своих 45+. Это ресурс здоровья, который был у нее хорош, благодаря здоровому образу жизни и вниманию к своему телу. А ресурс имиджа у этой женщины был просто ужасен. Из ее глаз смотрело напуганное существо. Она была ярко накрашена, как вокзальная проститутка, у нее была вычурная и очень открытая одежда, но она не была похожа на веселого фрика, она была похожа на голодную дуру. Она пришла зимой, на шпильках, не боясь сломать ногу на льду. У нее была короткая юбка и тонкие колготки. У нее не было шапки в мороз. Она показала свои фотографии, и еще десять лет назад она была похожа на человека, а теперь на чучело. Но ей, конечно, не казалось, что она похожа на чучело, ей казалось, что она выглядит слегка эпатажно, но очень сексуально. Вопрос у нее был один: «Как надо вести себя, чтобы мужчины не боялись моей сексуальности?» Дело в том, что несколько мужчин отказали ей под предлогом: «Ты слишком сексуальна, я не потяну». Она сделала вывод, что надо быть более инициативной и давать больше «зеленого света», но мужчины и вовсе стали разбегаться как тараканы от дихлофоса.

Мне стоило труда объяснить даме (удалось только когда она получила результаты в виде возросшего внимания), что в каждой детали ее имиджа кричит голод, и это голод отпугивает мужчин от нее, а не ее сексуальность. Сексуальный голод — это не сексуальность, сексуальность — это сексуальная привлекательность, нечто противоположное голоду, ваша востребованность, ваша удовлетворенность собой, своим телом, своей сексуальностью, не пресыщенность, но удовлетворенность тем, что есть, и открытость чему-то новому, энергия для этого. Именно это должно выражаться в имидже.

Понятно, что в имидже не выразишь того, чего нет, и огромная дыра все равно в нем отразится, как ни скрывай. То есть, над собственным голодом обязательно надо работать, отвлекаться хоть немного и опираться на другие ресурсы. Но правильный имидж нужен, чтобы выразить лучшее, что в вас есть. И в сорок лет, это не ноги, нет, это не ноги, даже если они у вас хороши. Если лучшее в сорок лет у вас — это ноги, все очень плохо. Вы должны быть уже сильны, опытны, иметь развитый вкус и самоуважение. Вот это — ваше преимущество перед молодыми девушками. И вот это должно отражаться в вашем имидже.

Автор: Марина Комиссарова

Это про чувства, ощущения, чувственность.

Что такое женская сила?
Существует странная идея, что это исключительно красота, покорность, навыки ведения хозяйства, воспитания детей и услаждения мужчины.

По этой идее я пройдусь отдельным текстом.У многих женщин и ведущих тренингов «как сманипулировать мужчиной, чтобы он стал послушным мальчиком» идея ещё более странная:

женщина дарит мужчине секс, а мужчина ей должен за это всё.

Деньги, внимание, ресурсы и свою собственную жизнь.

Во-первых, это проституция. К тому же, манипулятивная.

Проститутки честнее, с ними договариваются напрямую.

Во-вторых, мужчина делает то же самое. Только, получается, бесплатно.

Итак.

Что такое женская сила на самом деле?Как любая сила, это энергия.Действия, шарм, харизма, внутренний свет…
То, что является ресурсом и для самой женщины, и для окружающих.

Это очень важно: и себе, и людям.

И, в первую очередь, всё-таки себе.

Сейчас я буду писать, какой эта сила бывает вообще.

Это не значит, что каждая женщина обязана развивать всё сразу и одновременно.

Не надо.

Лопнем.

Гораздо лучше, когда что-то открывается, в чём-то появляется потребность, и приходит время заниматься именно этим.Тогда женская сила действительно расцветает, как цветок. Никаким псевдоведистам не снилось.Самый важный момент про женскую силу.
Женская сила — это идентичность. Это про то, кто я… Вот возьмём красоту. Большинство женщин следят за собой от случая к случаю, или наоборот проводят всё своё время в салонах. Слова-то какие: «следить за собой»…

И на выходе получается не уникальная женщина, а ухоженная, усреднённая.

Не красота прилагается к женщине, а женщина прилагается к такой общественной красоте.

И как мужчинам нас выбирать?

Мы же почти одинаковые.

Мы не отрываем глаз от сферической красоты в вакууме, совершенно забыв о себе.

Моя знакомая стилистка из Израиля начинает с того «кто ты».

И я надеюсь, что она таки станет мировой знаменитостью.

Нам, женщинам, вообще трудно понимать и чувствовать себя. Нас самих по себе как бы и нет.Есть дочь, жена, мать, профессионалка, спортсменка, комсомолка…красавица, не присвоившая себе свою же красоту и являющаяся к этой красоте каким-то непонятным приложением.

Здесь нужен тренер или психолог.

Потому что развитие любой женской силы без присваивания…без того, чтобы идти от себя, а не от такой сферической женской силы в вакууме, умеренно бесполезно.

А у нас — женщин — очень большие проблемы с идентичностью.

С тем, кто мы сами по себе.

Такие, какие есть.

1. Красота.

Коко Шанель однажды сказала: «если женщина не стала красивой в 30 лет — значит, она дура». И это ещё хорошая фора во времени. Потому что свою, единственную, ни с чем не сравнимую красоту можно найти в любом возрасте. Но если мы по каким-то причинам её не нашли, не надо себя ругать. Это значит, что мы занимались чем-то другим. И наша женская сила ярче там, а здесь пока провисает. Ничего страшного, ведь это только пока.

2. Ум.

Да, я в курсе, что есть идея, что это свойство мужчины. Но есть и женский ум. Мужской ум ясен, женский проникновенен. Мужской точен, женский контекстуален. И так далее. Иначе, как бы мы могли друг друга понимать? Ну и, конечно, мы можем учиться друг у друга. И — в любом случае — лучше замереть в нерешительности, когда скажут «красивые направо — умные налево».

3. Чувства.

Это классическая сила женщины. Но многие чувства для девочек под запретом. Нам с детства запрещались такие чувства, как гнев (в том числе, праведный), обида, ревность, зависть… Мы сами отвергали чувство боли. И всё бы хорошо, но все остальные чувства при этом тоже притупились. Часто мы не можем осознать даже сами наши чувства, не говоря уже об оттенках. И это тоже работа с тренером или психологом.

4. Творчество.

Для женщины очень важно заниматься творчеством. Это помогает почувствовать себя, понять свою идентичность. Не приклеиться намертво к мужу, детям, работе, семье. Быть интересной себе, а значит и другим. Кроме детей, материнская сила нужна ещё и здесь. Иногда творчество даже заменяет женщине материнство, и она чувствует себя совершенно счастливой. Творчество же является настоящим спасением для матери, когда дети вырастают и уходят в свою жизнь. Иначе в промежутках между встречами с ними женщина будет страдать и манипулировать, чтобы выросшие дети приезжали к ней чаще. Часто даже серьёзно болеть ради этого.

5. Женские архетипы.

Разные лики женственности — это возможность для нас меняться, играть, экспериментировать. Увеличивать разнообразие жизни, количество степеней свободы для себя, а значит и для своего мужчины. Классические лики женственности, необходимые для контакта с мужчиной — жена, любовница, муза. Есть и другие образы женщины. Хранительница, лекарка, исследовательница, воительница, странница, соблазнительница, гуру (наставница, вдохновительница, училка), кто-то ещё. Особенно бывает важно уделить внимание «теневым» сторонам женственности, связанным с запретными для девочки чувствами. В них больше всего подавленной энергии, которую можно аккуратно освободить.
6. Сила рода.

Очень мощный и корневой ресурс. Это про семью. Про близость и сепарацию. Про отношения, в первую очередь, с родителями и про продолжение рода. Оно бывает не только в детях, но и в продолжении пути, которым идёт род, или кто-то особенно значимый из него. Отношения с родными — штука сложная. Да и есть специальные возраста, в которых нам совсем не до этого. Здесь очень важно начинать по желанию. И тоже нужен тренер или психолог.

7. Ресурсы, навыки, опыт.

Ресурсы — это всё, что нас радует, даёт нам энергию. У многих женщин есть странная идея, что всё это нужно только им, а значит, в общем-то, и не нужно. И это тоже к тренеру или психологу. Также сюда входят любые знания, умения, и весь накопленный и присвоенный жизненный опыт.

Присваивать и прорабатывать опыт нам мешают психологические травмы, недопонимание жизненных уроков и просто неумение это делать. За этим тоже можно обращаться к специалистам.
Для любой женщины очень важно иметь начальные навыки танца и голоса.

Танец — для здоровья, тела и эротики.

Голос — для здоровья, дыхания и чтобы полноценно высказываться, не пугая им себя и окружающих. Ну и, при желании, петь.

8. Эрос.

Это про чувства, ощущения, чувственность. Мужской эрос сначала про секс, потом про чувственность, восприятие, близость. Женский — наоборот.

Автор: Катарина Кочеткова

Моя точка сборки.

То, что проявляется, когда внешнее теряет смысл – от необыкновенной усталости, обиды, разбитого сердца или утерянного доверия; когда включается автопилот и выключаются чувства, гаснут внутренние маяки, выходит из строя душевный компас.

Именно тогда – неожиданно, но всегда предсказуемо – наступает момент, когда отчаянье вздох за вздохом рассеивается, и даже в самые трудные минуты приходит покой. Так бывает после долгого плача навзрыд или завершения крайне сложного и утомительного дела: внутри разливается тишина, и ты ощущаешь себя будто в больших и теплых ладонях Бога.

Это – проявляется самость, лежащая глубоко внутри. Даже не так – являющаяся этой глубиной. Безопасной, поддерживающей и надежной. Она во много раз крепче тебя – в тех категориях и степенях, в которых ты привыкла о себе думать, и никак не связана ни с самооценкой, ни с оценками и суждениями о тебе других – сколько бы ты ни говорила себе: «Никогда ничего нормального у меня не бывает»; сколько бы ни твердили тебе в ответ: «Ты права».“Ты можешь меня закрасить, но я по-прежнему буду здесь”.

В психологии самостью называется архетип, отражающий глубинный центр человека, его целостность. Я же ощущаю ее как спину огромного кита, лежащего на дне океана. Нечто незыблемое и непреходящее, что есть в тебе, пока ты трепыхаешься на поверхности, сражаясь со штормом. Волны накрывают тебя с головой, вода заливается в нос и уши. Тебя носит, как бумажную лодочку на ветру – из виду теряются берега, ломает грот-мачту.

В принципе, обычное дело, когда «жизнь переворачивается с ног на голову и пропасть под ногами не становится небом» (М. Павич). И еще обычнее – когда день за днем, год за годом ты ожидаешь от окружающих людей того, чего они не могут дать: от холодных – эмоций, от глупых – ясности, от угрюмых – радости бытия. И вместо того чтобы позволить другим жить так, как они себе придумали, начинаешь крестовые походы благих намерений – переделать, переубедить, «растормошить». А когда не получается (а оно всегда не получается) – разочаровываешься, сокрушаешься о потерянном времени и жалеешь себя.

И вот именно в такие моменты, когда больше нет сил сочинять мечты и видеть смыслы, тогда, когда однажды утром в жизни наступает ночь, ты вдруг ощущаешь, что сможешь дождаться рассвета. Потому что ресурс находится – появляется будто бы ниоткуда, но на самом деле – изнутри.

И ты начинаешь обращаться с собой по-другому – нежнее и проще и стараться себя утешить, а не добить. Это взяла бразды правления твоя самость, временно отключив суматошный тревожный мозг. Ее задача – делать все, чтобы ты оставалась целой и невредимой, выходила из крайностей с верой, из драм – живой. Ей, ему – этому центру внутри – не нужны твои метания и выходы из зоны комфорта. Он как защитный трос от перегрузок, средоточие принятия и поддержки, персональный фан-клуб и база, которая безоговорочно «за тебя».

Особенно, когда «Хьюстон, у нас проблемы».

Особенно тогда.

«У меня есть я, мы справимся», – я повторяю эту фразу всякий раз, когда кажется, что «я самый одинокий Ож в мире», и даже самые близкие люди – какие-то непонятные чужаки. И в тот момент, когда от усталости или обиды опускаются руки и все становится «пофиг и все равно», я неожиданно нащупываю землю под ногами, понимая: нет, это не конец, это – начало.

Моя точка сборки. Моя возможность вспомнить, что если я столько лет как-то же живу, несмотря на меняющиеся обстоятельства и меняющихся в них же людей, значит, и в этот раз смогу – пережить, адаптироваться и выплыть. Прийти в себя, к себе, какой бы длинной ни получилась дорога. Без суеты, без компаса – по чутью.А главное – без оглядки на других, без сверки с их ожиданиями. Потому что то, что раз за разом отстраивает тебя после внутренней хиросимы, ничего не знает про них, но знает все про тебя – настоящую, смелую и живую.

Так что не переживай из-за того, что не переживет и дня – растворится туманом в поле среди забот. Даже если сейчас происходящее видится концом света, вспомни – сколько их уже у тебя было? Ну правда – сколько?

И ведь тогда ты не то чтобы «брала себя в руки», а просто делала все возможное с тем, что есть. И – помогало.Поэтому пусть рассыпается, пусть крошится, как лед, пусть ломается: у тебя внутри есть то, что спасет и вылечит. Только доверяй. Только слушай себя. Только не забывай: у тебя есть ты.

Автор: Ольга Примаченко

В состоянии уединения …

Границы имеют огромное значение. Они или есть, или их вообще нет. А все начинается со стука в дверь детской комнаты, или с его отсутствия.

Хрущевка. Двухкомнатная квартира, которая только называется двухкомнатной. Есть пространство только для одного человека. Для двоих уже места нет. Не говоря уже пребывании целой семьи. Негде уединиться. Никогда. Родители работают в разные смены. Именно поэтому всегда есть кто-то дома. И это напрягает.

Любое упоминание о том, что хочется побыть одному дома рассматривается, как саботаж. Т.е. как нарушение общих правил. Этому акту приписывается смысл: ты не хочешь быть с нами. Тебе с нами плохо. Но рассмотрев это с обратной стороны получается следующее: нам тоже плохо, но мы же терпим.

Часто такие дети с раннего детства беспокойны. Они настороженно относятся к новым людям, к гостям. Эти «пришельцы» являются потенциальными нарушителями границ. А так как присутствие нежелательных людей и отсутствие возможности уединения является правилом, а значит постоянным насилием над собой, такие дети часто вообще избегают контактов.

Почему? Да потому, что они привыкли делать так, как удобно родителям. А еще долгое время каждый взрослый будет иметь ассоциацию с родителями. А значит иметь возможность нарушать границы. Такие дети часто отрабатывают программу в отношениях, как в театре — пока не закроется занавес и не уйдут все, до одного зрители — этот ребенок не может расслабиться.
Его единственной защитой остается — плохое настроение. В таком настроении его никто не хочет трогать, но и общаться не хочет. С каждым годом броня в виде плохого настроения нарастает. И уже он не представляет, что можно иметь отношения, а тем более в них открыться. Это очень опасно. А если он когда-нибудь и сможет открыться, то выставит огромную цену своему партнеру — в виде постоянного доказывая, что тот ему действительно нужен.

Из такой семьи первым делом можно сбежать только выйдя замуж или женившись. Но и там дела складываются плохо. Порой даже очень плохо. Быть постоянно открытым — значит раз за разом переживать детские чувства страха, быть закрытым — значит выходить из контакта, а значит ждать и бояться, что от тебя могут отвернуться. В обоих случаях это энергозатратно, а главное — страшно. Внутренний конфликт часто выходит психосоматикой. Уж слишком переел ненужной близости в детстве, чтобы опять повторять этот сценарий и получать травмы.

Часто такие, уже выросшие дети, приходят со своей опустошенностью уже во взрослой жизни. Они жалуются, что ужасно устали быть с семье. Что опустошены, что больше не чувствуют себя. Но из отношений выйти не могут, боясь остаться в одиночестве. С другой стороны именно одиночества они и жаждут.
Но есть еще и третья, скрытая сторона — они все ждут, когда встретят человека, с которым будет легко, другими словами, одни хотят второго себя. Уж слишком они потрепали себя отношениями, в которых они постоянно открыты и отдают. Получать они не умеют.
Т.е. они бы хотели получить свободу в той степени, в которой они нуждались тогда, в детстве. А теперь они живут по тому, детскому сценарию, в котором не разрешается уединение, в котором отношения — это насилие над собой. А если нет насилия — появляется страх, что от тебя хотят избавиться.

Отношения становятся ужасом, ассоциируются с насилием. Их хочется, но в них невозможно. Связи мучительны. Они похожи на собаку на привязи. И выходят под предлогом: я сделаю все для тебя, только отпусти меня.

Что же делать таким людям? Для начала им действительно нужно уединиться. Нужно побыть одним. Прислушаться к себе. Ведь до этого момента такой возможности у них не было. Они или прятались, или удовлетворяли чужие потребности. В обоих случаях они страдали. И именно поэтому я рекомендую то, что они себе не могли позволить, а значит запрещали. Сначала им, потом они сами себе.

Насилие — стало основной чертой их жизни. Именно поэтому новые люди вызывали только предчувствие того самого насилия, и первые признаки тошноты. А если какому то смельчаку удавалось приблизиться и любить их — уж такой близости они не могли вынести и подавно. И потом, для поддержания такой любви нужно было бежать в два раза быстрее (Алиса в стране чудес). Ну и в этой ситуации от страха никуда не убежишь — страха, что ты не выдержишь этой близости, сказать об этом не сможешь, и тебя бросят. От тебя откажутся, тебя выкинут. Избавятся.

В состоянии уединения можно и нужно начинать терапию. Голова должна быть свободна, мысли должны течь плавно. Должно быть время погрузиться в свои ощущения, именно свои, без примеси «Семейных ценностей».

Единственным предметом зависти таких людей всегда остается умение других отстаивать себя и свои интересы, чувствовать их, понимать, не сливаться.Все остальное такие люди умеют: чувствовать других, понимать их потребности, быть удобными, делать для других. Но в замен они не могут ничего получить. Ведь утеряно главное — границы!

Автор: Екатерина Кульбицкая

Чего же я хочу.

Бывают такие периоды в жизни, когда ничего не хочется, ничего не радует, ты что-то делаешь на автомате, а потом замечаешь, что даже, когда все хорошо, ты этому не рад. Ну, не то, чтобы ты был огорчен, просто радости нет.

И кто-то рядом спрашивает: «А чего ты хочешь?».И вместо ответа, пустота, ни мыслей, ни чувств, ни ощущений.Да и желаний тоже.

Виктор Франкл называл такую пустоту экзистенциальным вакуумом, сейчас ее называют бессмысленностью, но как ни назови, все равно неприятно.

Единственное, что приходит в голову: «Я не знаю, чего я хочу».

Откуда берется эта пустота и что с ней делать?
Чем ее наполнить?Я не буду оригинальна, сказав, что корни такой пустоты чаще всего уходят в предательство себя.Иногда это происходит в детстве, иногда в подростничестве, иногда уже в более зрелом возрасте. Но суть от этого не меняется.В нашей жизни бывают периоды, когда мы отказываемся от чего-то иллюзорного, незначимого, как нам кажется, в пользу вполне конкретных и ощутимых благ.

Ловушка заключается в том, что когда я отказываюсь от части себя, я предаю себя и живу чужой жизнью, или как минимум не своей.

Какое-то время это работает, я получаю определенные бонусы – внимание, любовь, стабильность в отношениях, успешность, — а потом

Я-преданное начинает настойчиво пробиваться, напоминать о себе грустью и ощущением, что я не на своем месте.

И в это же время приходит ощущение, что я не знаю себя, я не знаю, чего я хочу, я не вижу смысла продолжать жить так, как жил раньше, и я не вижу смысла менять жизнь, потому что я не знаю, чего хочу, я не знаю себя. Круг замкнулся.Разорвать его можно, вернувшись к отношениям с собой.Для того, чтобы они восстановились, необходим Другой, тот кто сможет воспринимать меня и соотносится со мной.В норме, такое соотнесение осуществляется в детстве, когда мы получаем ответные реакции на наши действия, эмоции, чувства, желания, причем эти реакции подтверждают нашу ценность и соотносят ценность меня и Других.

В реальности, чаще мы имеем дело с манипуляцией, отвержением, насилием или безразличием (что для ребенка равносильно насилию).
Когда мы находимся в отношениях с Другим, будь то мама или иной близкий взрослый, который поддерживает нашу ценность и утверждает нашу соотнесенность (по простому, учитывает наше мнение, принимает наши решения, поддерживает нас), мы уделяем этим отношениям время и усиливаем их ценность.Парадокс заключается в том, что даже, когда взрослый не соотносится со мной, я все равно уделяю время этим отношениям, пусть не с реальным взрослым, пусть только с его вымышленным или приближенным к реальности образом.И эти отношения становятся для меня ценными.А ценные отношения мы всегда стремимся сохранить.

Мы стремимся сделать так, чтобы внимание значимого взрослого было направлено на нас, чтобы он смог нас воспринимать, мы стремимся всеми силами удерживать близость с ним, даже путем отказа от себя.

Это очень сильное переживание, которое позволяет сформировать ценность отношений с близкими людьми, даже если эти отношения далеки от идеальных.Вследствие соотнесения себя с ценностью деструктивных отношений, человек и в дальнейшей жизни будет считать ценными только такие отношения, отношений, в которых тебя игнорируют, отвергают, в которых тобой манипулируют.И скорее всего, он сам будет в отношениях вести себя также.Разумеется, если мы будем откровенными с собой, мы все догадываемся и чувствуем, каковы же наши отношения с другими людьми, справедливы ли они, честны, искренни, близки, или нет. А. Ленгле говорит об этом, как о справедливой оценке.

А дети говорят еще проще – «хорошо» или «плохо», «честно» или «нечестно».

Встреча с Другими показывает, действительно ли мы сами и наши отношения, такие, как мы считаем.

Но, что если мы в детстве столкнулись с тем, что ценностью стали деструктивные отношения, а затем, попав в школу, получили подтверждение этого опыта уже от других взрослых, от учителей?Этот опыт ведет к тому, что я обесцениваю себя в отношениях, утверждает меня в мысли, что я, такой, какой я есть, не достоин уважения и внимания,попросту Я – неценен.И тогда я защищаюсь от этого болезненного переживания перфекционизмом, уходом на эмоциональную дистанцию, исполнением социальных или профессиональных ролей.

Эти детские решения я часто слышу от своих клиентов: «Надо жить так, чтобы никого не расстраивать», «У нормальных людей все идеально», «Ценен только профессиональный уровень, остальное – ерунда» и т.д. В их основе – самоотчуждение.

Причина их прихода в психотерапию во взрослом возрасте – бессмысленность жизни.

И для меня эта бессмысленность – ресурс.

Это маяк, который указывает путь к себе.

Это возможность наконец-то обратить внимание на себя, узнать себя, отграничить собственное и открыться Иному, отличному в Другом.Эта бессмысленность означает, что у человека появился шанс серьезно отнестись к своим чувствам, ощущениям, мыслям, намерениям.Это шанс захотеть быть собой, принять свой опыт и взять на себя ответственность за свои поступки, решения и свою жизнь.Да, этот опыт будет сопровождаться печалью, сожалением, грустью, но в нем будут и принятие, открытие себя, в нем будет Жизнь.

А в жизни всегда есть место желаниям и знанию, чего же я хочу.

Автор: Елена Пурло

Когда появляется интимность

Возможность расположиться в отношениях целиком

Интимность — это не про секс.
Интимность — это про умение оставлять в пространстве пары самое важное, главное, искреннее. Выстраивать границы между парой и остальным миром.

Интимность — это про умение бережно относиться к чужой душе, если тебе повезло дотронуться до неё кончиками пальцев.

Интимность — это про возможность расположиться в отношениях целиком: с нимбом и копытами одновременно, и знать, что ни одно твоё проявление не будет осмеяно или обесцененно.Там, где есть интимность, нестрашно быть. Там быть хочется. Хочется говорить, улыбаться, выдерживать паузы.Там любое колебание воздуха имеет смысл. Интимность — это надёжная защита от несовершенства мира. Это особый код на двоих.

Когда появляется интимность, энергия, соединяющая пару, течёт мягко и легко. Это тёплый плед, который бережно окутывает отношения и позволяет им длиться. Ничего не возможно сделать для того, чтобы пространство интимности возникло.

Но любое неосторожное движение может растворить интимность без остатка.Есть ли отношения без интимности? Конечно.Но отношения, в которых интимность есть, напоминают бескрайний живительный океан. Там, где её нет, это всего лишь искусственный бассейн. Иногда добротный, красивый, с дорогими фильтрами, но с неживым дном и мертвой водой.
И каждый, кто хоть однажды переживал опыт истинной интимной близости, всегда будет стремиться повторить его снова. Это даёт силы жить, двигаться, верить.
Если вы нарушаете интимность пары, то вы убиваете живые отношения, превращая их в мертвые. Никто не хочет жить в бассейне с мертвой водой.Однажды, вновь почувствовав привкус интимности, люди стремятся туда, где доверие, открытость и поддержка кажутся им возможными.

Пожалуй, опыт интимности один из самых ресурсных опытов в жизни человека.

Автор: Елена Потапенко

Ценность через мужчину…?

Место среди женщин даёт не союз с мужчиной
Иногда женщинам кажется, что свою слабую самооценку можно раз и навсегда вылечить с помощью мужчины. Точнее не так.

Им кажется, что если мужчина будет их выбирать, то это будет стабильно укреплять их женскую самооценку.
Причём настолько, что тогда можно среди других женщин начать чувствовать себя комфортно и вообще на равных заходить в этот аквариум с акулами.

Что выбранность и принадлежность отношениям с мужчиной обладают такой волшебной силой для их Я, что теперь можно наконец-то с этими бабами расслабиться и не бояться конкуренции с ними.
То есть, существует фантазия, что отношения с мужчиной обеспечат устойчивость в отношениях с женщинами. И это тоже разновидность инфантильной девочкиной мечты о победе над матерью.
Только в сговоре с отцом.
«Уж если мы вместе с папой объединимся, то маме придётся меня признать», — фантазирует дочь. Конечно, подсознательно. «Уж если ты меня выберешь, папа, то мне теперь ничего не будет угрожать»…В общем, женская страсть быть выбранной мужчиной, чтобы стать полноценной и обрести место среди женщин — это отголоски детских фантазий.

А вкладываются и верят в это женщины вполне по-взрослому.

И выход в этой ситуации — там же, где вход.

Место среди женщин даёт не союз с мужчиной.

Придётся самой топать в сгусток этих змей и добывать своё место. Если, конечно, есть претензия на взрослое место, которое никто просто так не выдаст.И никакое обладание мужчиной никаких привилегий и защит в женском кругу не обеспечит. Скорее, наоборот…

Иначе страх существовать среди женщин может прикрываться чем угодно.

Презрением к женщинам, их глупой «возне», спроецированной на них собственной завистью.

Обесцениванием женских увлечений.
«Мне это вообще не интересно».
«Мужчины куда понятнее и симпатичнее.
Мне с ними легче».Но мужчины в данном случае — почти всегда лишь способ компенсации ощущения собственной недостаточности.Мужчина нужен, как ресурс, чтобы иметь возможность безопасно войти в социум, полный женщин. Безопасно — значит, обеспечить себе возможность справляться с собственной тревогой про себя и собственную ценность среди опасных женщин, которые могут обесценить, уничтожить, отвергнуть...

Место среди женщин на положении равных даёт не мужчина.
И вообще никто не дает.
Это место занимается в процессе всего цикла конкуренции, в который придётся вложиться и выдержать.
Пережить тревогу поглощения женским кругом, уничтожения, отвержения, несоответствия, зависти, агрессии и прочего. Только так можно крепко встать в нем на ноги, ощутить то, как устойчиво сидит попа, занимая своё собственное место. Ощутить свой настоящий размер. Понять свою уникальность и ценность. Потому что уж если бабы признали вас соперницей и конкуренткой, а вы их, то это дорогого стоит. Хочешь-не хочешь, а плоды борьбы в виде знания что можешь-хочешь-претендуешь в корзиночку соберёшь...

А иначе сколько не подтверждай себе свою ценность через мужчину, она все время будет рассыпаться при более-менее плотном столкновении с женщинами. И существует, конечно, соблазн остаться в стороне от женщин, держась рядышком с мужчинами. Но тогда, к сожалению, свой женский размерчик можно и до пенсии не найти…

P.s. Для тех, у кого чувство юмора умеренное, серьёзно поясняю, что «бабы» и «змеи» — просто слова колоритные, а я так не думаю про женщин.

Автор: Юлия Пирумова